Ближний Восток традиционно является одним из ключевых для США регионом мира. Геополитические интересы государства заявлены президентом США в выступлении на Генеральной Ассамблее ООН в 2013 году. Это противодействие ракетно-ядерным угрозам Ирана и защита группировок войск (сил) США и их союзников; военно-техническая поддержка Израиля в развитии собственной противоракетной обороны; обеспечение безопасности добычи и стабильности поставок энергоносителей;  уничтожение террористических сетей, угрожающих безопасности США; предотвращение распространению ядерного и других видов оружия массового поражения; обеспечение прав человека; предотвращение агрессии против союзников США. Основными союзниками США на Ближнем Востоке являются шесть стран, которые входят в Совет по сотрудничеству стран Персидского залива (ССАГПЗ): Бахрейн, Кувейт, Катар, Объединенные Арабские Эмираты, Оман и Саудовская Аравия. Все эти страны получают значительные объемы военной и экономической помощи от США, в ряде из них размещены крупные американские военные контингенты.

В связи с этим, военно-политическое руководство (ВПР) США уделяет особое внимание созданию на Ближнем Востоке регионального сегмента глобальной противоракетной обороны США, что определено в «Обзорном докладе по противоракетной обороне» («Ballistic Missile Defense Review Report») от 2010 года. В документе подчеркнуто, что ближневосточная противоракетная оборона должна обеспечить реализацию заявленных геополитических интересов США и выполнение обязательств в области обороны и безопасности по отношению к союзникам. Важно отметить, что еще в апреле 2012 года США и страны-союзники ССАГПЗ договорились о создании региональной системы защиты от баллистических ракет Ирана. Заявлено, что противоракетная оборона будет  сдерживать ракетно-ядерные угрозы Ирана и других региональных игроков и обеспечит достижение стратегических целей США в регионе и укрепление режимов нераспространения ядерного и других видов ОМП. Известно также, что  военно-политическое руководство США неоднократно заявляло о необходимости укреплять «противоракетный щит» в ближневосточном регионе мира.

Основным предназначением создаваемой системы ПРО на Ближнем Востоке заявлена борьба с ракетами средней и меньшей дальности, которыми обладают некоторые «страны-изгои». В доктринальных документах США подчеркнуто, что особую угрозу представляют межконтинентальные баллистические ракеты Ирана, способные поражать объекты и группировки войск (сил) на территории США и их союзников в Европе и Ближнем Востоке. По взглядам американского руководства, несмотря на принятие соглашения по коррекции иранской ядерной программы, разработка  МБР в Иране продолжается. Так, заместитель государственного секретаря США по вопросам контроля над вооружениями, верификации и выполнения договоров Фрэнк Роуз, подчеркивая  необходимость создания на Ближнем Востоке региональной инфраструктуры противоракетной обороны по аналогии с ЕвроПРО отметил: «Также как и в Европе, мы должны отработать подходы к району Ближнего Востока таким образом, чтобы они отражали наши потребности в ядерном сдерживании Ирана и других стран и противоракетной обороне».

        В связи с этим, под руководством США осуществляется развертывание ближневосточного регионального сегмента ПРО в составе системы противоракетной обороны Израиля и сил и средств противоракетной обороны государств, входящих в Совет по сотрудничеству стран Персидского залива. При этом предусматривается участие ВМС Великобритании, Германии, Дании, Италии, Нидерландов и Франции, которые имеют собственные информационно-разведывательные средства. Кроме того, в составе авианосных ударных групп ВМС США, развернутых в Аравийском море для «демонстрации флага» Ирану, постоянно находятся корабли с БИУС «Иджис».

      В настоящее время ближневосточный сегмент глобальной системы ПРО США включает систему ПРО Израиля и силы и средства противоракетной и обороны стран ССАГПЗ.

        Система ПРО Израиля. Предназначена для обороны страны от ударов баллистических ракет Сирии и Ирана. Организовано боевое дежурство трех батарей ПРК «Эрроу» с противоракетами  «Эрроу-2», составляющих основу первого эшелона и обеспечивающих прикрытие большей части страны от ударов оперативно-тактических и баллистических ракет средней дальности.

       В составе второго эшелона  ПРО функционируют семь батарей модернизированных ЗРК «Патриот» ПАК-2, предназначенных для поражения тактических и  оперативно-тактических ракет.

       Кроме того, развернуто 30 пусковых установок ПРК «Айрон дом», предназначенных для защиты от ударов неуправляемых реактивных снарядов.

      Для обнаружения баллистических ракет на начальном и конечном участках траектории развернуты РЛС «Грин Пайн» из состава комплекса «Эрроу», РЛС из состава ЗРК «Патриот» ПАК-2 (дальность обнаружения – 200 км), самолеты ДРЛО «Фалкон» (до 250 км), радиолокационные посты ПВО, а также американская РЛС передового базирования AN/TPY-2 в н.п. Кциот. Следует отметить, что данная РЛС входит также в состав системы европейского сегмента ПРО США — ЕвроПРО.

      Следует отметить, что Израиль при активной технической и финансовой поддержке США осуществляет модернизацию ПРК «Эрроу», завершена доработка противоракеты «Эрроу-2», разрабатывается перспективная противоракета «Эрроу-3», усовершенствована РЛС  «Грин Пайн».  С участием  корпораций ВПК США создаются новые ПРК «Дэвид слинг» и «Айрон бим» с повышенными тактико-техническими характеристиками. Достигнута договоренность о решении проблемы оперативной совместимости американских и израильских систем противоракетной обороны, которые до этого базировались на различных системах управления и контроля и имели различное программное обеспечение.

       Силы и средства противоракетной обороны других стран ближневосточного региона. Соединенные Штаты Америки уделяют особое внимание наращиванию масштабов взаимодействия со странами — членами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива в создании региональной системы ПРО, рассматривая ее в качестве одного из главных факторов укрепления своего влияния на Ближнем Востоке.

В настоящее время в ближневосточный сегмент глобальной системы ПРО США входят 11 американских зенитных ракетных батарей «Патриот» ПАК-3 (две — в Бахрейне, одна — в Иордании, две — в Катаре, четыре — в Кувейте, две — в ОАЭ; дальность поражения баллистических целей — до 35 км), а также мобильная РЛС передового базирования в Катаре (максимальная дальность обнаружения целей — около 1500 км). Кроме того, в акватории Персидского залива на ротационной основе несут боевую службу не менее двух американских кораблей с противоракетами «Стандарт-3» мод.1А (дальность перехвата до 300 км). В 2016 году планируется их замена на модифицированные противоракеты  «Стандарт-3» мод 1Б (до 500 км), а в 2019 — на противоракеты  «Стандарт-3» мод 2А (до 1000 км). На территории Турции (Кюреджик) и Катаре (Эль-Удейд) развернуты мобильные РЛС раннего предупреждения AN/TPY-2 с фазированной антенной решеткой, предназначенные для обнаружения и сопровождения баллистических ракет и передачи соответствующих данных американским противоракетным комплексам ПРО ТВД типа «THAAD».

Дальнейшее наращивание группировки сил и средств ПРО планируется за счет национальных противоракетных средств стран Персидского залива, которые будут закупаться в США. Для реализации этих планов корпорации ВПК США намерены в рамках заключенных контрактов в 2016 году завершить модернизацию 17 зенитных ракетных батарей «Патриот» ПАК-3, находящихся в Саудовской Аравии (12 батарей) и Кувейте (пять батарей). В 2018 году планируется поставки в Кувейт еще шести новых батарей, приобретенных у американцев. Катар заключил с США контракты на поставку 11 зенитных ракетных батарей «Патриот» ПАК-3 и двух противоракетных батарей ТХААД. Прорабатывается вопрос закупки в США стационарной РЛС с дальностью обнаружения целей до 5500 км. Объединенные Арабские Эмираты до конца 2018 года должны получить девять зенитных ракетных батарей «Патриот» ПАК-3 и две противоракетные батареи ТХААД.

Важно подчеркнуть, что существенную часть расходов по развертыванию ближневосточного сегмента ПРО американское руководство стремится переложить на страны — члены Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, затраты которых в период до 2020 года могут превысить 35 млрд. долл.  При этом в Вашингтоне рассчитывают, что закупка американских вооружений приведет к росту зависимости этих государств от США.

В целом к 2020 году основу коалиционной группировки ближневосточной системы ПРО могут составить: американский компонент — два-три корабля ПРО, вооруженных многофункциональной РЛС и 12 противоракетами типа «Стандарт-3» каждый, 11 батарей «Патриот» ПАК-3, мобильная РЛС наземного базирования; силы и средства ПРО стран ССАГПЗ — четыре батареи ТХААД, 32 батареи «Патриот» ПАК-3 и стационарная РЛС наземного базирования. В таком составе американские ударные средства обеспечат решение широкого круга задач вплоть до перехвата (ограниченно) баллистических ракет большой дальности, в то время как подразделения ПРО стран ближневосточного региона смогут бороться с тактическими, оперативно-тактическими и баллистическими ракетами средней дальности на конечном участке траектории полета.

Управление ближневосточным сегментом глобальной ПРО США планируется осуществлять с пункта управления Объединенного центрального командования ВС США  (АвБ Эль-Удейд, Катар) с помощью автоматизированной системой боевого управления С2ВМС. 

      По взглядам зарубежных специалистов ВПР США планирует и далее наращивать боевые возможности ПРО на Ближнем Востоке по военно-стратегическим соображениям. Можно предположить, что создание ближневосточного сегмента американской  ПРО замкнет кольцо создаваемой США глобальной противоракетной системы и будет направлено против России. Ее, образно говоря, пытаются взять в «противоракетные клещи»: как с европейского, так и с азиатско-тихоокеанского и ближневосточных  направлений, что самым непосредственным образом затрагивает ее национальную безопасность. Российская Федерация неоднократно обращала внимание на факты развертывания эшелонированной противоракетной системы США в указанных регионах. Таким же очевидным «предлогом» представляется и объявление Ирана в качестве потенциальной угрозы и, соответственно, причиной для формирования системы ПРО (и в Европе, и на Ближнем Востоке). Во-первых, значительные затраты финансовых средств для «защиты Европы» от мифической угрозы ракетной атаки Ирана, не имеющего ни достаточных средств, ни тем более стремления нанести подобный удар, представляется крайне необоснованной и не прагматичной. Во-вторых, «угроза» со стороны Тегерана давно блокируется военными базами США с наземными и морскими средствами на территории союзных Вашингтону Израиля и других стран ближневосточного региона. В этом контексте США активно поддерживают (в том числе и значительными финансовыми вливаниями) создание Израилем собственной системы противоракетной обороны («Железный купол»). ВПР США считает, что израильская структура ПРО – единственная испытанная в реальных боевых условиях противоракетная система, что позволяет США учитывать опыт ее функционирования в рамках совершенствования своих систем ПРО в других регионах, а также интегрировать систему Израиля в американскую региональную систему противоракетной обороны. Известно, что урегулирование иранской ядерной проблемы не повлекло за собой приостановления развертывания системы ЕвроПРО, а это демонстрирует, что целью системы является не Иран. Как отметил секретарь Совета Безопасности России Н. Патрушев, «Мы и так знали, что система ПРО США строится в первую очередь против России и Китая, и действия, которые сейчас происходят, это подтверждают».

         Однако, несмотря на неоднократные возражения России, военно-политическое руководство США последовательно продолжает реализацию своей программы по развертыванию информационно-разведывательных  и ударных средств противоракетной обороны на Ближнем Востоке в непосредственной близости от российских границ.

      Следует отметить, что о необходимости дальнейшего развития ПРО Ближнего Востока недавно заявило американское военное руководство: «Реальность такова: мы работаем в районе Персидского залива, как на двусторонней, так и на многосторонней основе, чтобы создать своего рода региональную систему ПРО, которая будет прикрывать находящиеся там американские объекты, а также наших друзей и союзников»

     Таким образом, ключевой задачей ближневосточного сегмента глобальной системы ПРО является стратегическое сдерживание России, обеспечение военного присутствия США на Ближнем Востоке и реализация американских геополитических интересов в этом регионе.

Заместитель начальника кафедры военной стратегии, доктор военных наук, профессор, Заслуженный военный специалист РФ, член специального экспертного совета по военной науке и технике ВАК при Минобрнауке России, генерал-майор, Сержантов Александр Владимирович

218 КОММЕНТАРИИ

  1. I like what you guys are up too. Such intelligent work and reporting! Carry on the superb works guys I have incorporated you guys to my blogroll. I think it will improve the value of my website 🙂

  2. It’s the best time to make some plans for the
    future and it’s time to be happy. I’ve read this post and if I
    could I wish to suggest you few interesting things or
    suggestions. Perhaps you can write next articles referring to
    this article. I wish to read more things about it!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ