ПОДЕЛИТЬСЯ

До эпохи Трампа каждый президент США, начиная с Джона Кеннеди, успешно заключал по крайней мере одно соглашение с Советским Союзом, а затем и с Россией, чтобы уменьшить опасность, создаваемую ядерным оружием для Соединенных Штатов и всего мира.

Президент Дональд Трамп этого не сделал. Он и его команда не смогли разрешить спор о несоблюдении Россией Договора о ядерных силах средней дальности (РСМД) 1987 года и провалили переговоры о продлении последнего оставшегося американо-российского соглашения о контроле над ядерными вооружениями-нового Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ) 2010 года, срок действия которого истекает 5 февраля.

В результате главный внешнеполитический приоритет президента Джо Байдена, как только он будет приведен к присяге, должен состоять в том, чтобы направить высокопоставленного представителя для достижения соглашения с Россией о чистом продлении договора на пять лет (максимум, разрешенный соглашением) и начать последующие переговоры по ядерному разоружению по накопившимся вопросам, которые обе стороны не смогли решить с момента заключения нового СНВ.

Потеря нового СНВ лишила бы Соединенные Штаты незаменимого источника информации о российских стратегических силах, создала бы потенциал для неограниченной ядерной конкуренции и еще больше осложнила бы и без того напряженные американо-российские отношения. Впервые с 1972 года не будет согласовано никаких ограничений на два крупнейших ядерных Арсенала в мире.

Во время предвыборной кампании Байден заявил, что будет добиваться продления нового СНВ, “якоря стратегической стабильности между Соединенными Штатами и Россией, и использовать его в качестве основы для новых договоренностей по контролю над вооружениями”.”

Россия недавно вновь заявила, что ” поддерживает продление договора на пять лет без дополнительных условий.” Однако до сих пор команда Байдена не дала понять, будет ли он добиваться более длительного или более короткого продления или какого рода последующих соглашений он будет добиваться.

Продление договора на пять лет повысило бы безопасность США и России, сохранив договорные пределы в 1550 развернутых стратегических боеголовок и 700 развернутых стратегических систем доставки, обеспечило бы охват новых российских стратегических вооружений рамками договора и предоставило бы больше времени для сложных переговоров, которые будут необходимы для любого последующего соглашения или соглашений, заменяющих новый СНВ.

Нет никаких доказательств того, что более краткосрочное продление нового договора СНВ повысит вероятность того, что Россия будет вести переговоры о последующем соглашении. Ни однолетнее, ни двухлетнее продление не даст достаточно времени для переговоров по значимому и долгосрочному соглашению о замене.

Имея всего несколько дней для продления нового СНВ, администрация Байдена не должна пытаться держать продление в заложниках амбициозного, 11-часового предложения администрации Трампа о введении годового ограничения на все типы американских и российских боеголовок—предложения, которое Москва не близка к принятию.

Временное замораживание количества всех типов американских и российских боеголовок было бы полезной мерой укрепления доверия, но однолетнее замораживание общего количества боеголовок имело бы ограниченную ценность, учитывая, что ни одна из сторон не могла бы значительно увеличить размер своего арсенала за столь короткое время.

После объявления соглашения о продлении нового СНВ Байден и президент России Владимир Путин должны выпустить совместное коммюнике, в котором выражается их приверженность быстрому возобновлению переговоров о стратегической стабильности, началу переговоров о последующем соглашении для достижения более глубоких взаимных сокращений своих запасов и стремлению вовлечь другие ядерные государства, обладающие гораздо меньшими, но все еще смертоносными арсеналами, в процесс ядерного разоружения.

Ключевой целью следующего раунда двусторонних переговоров должно стать, в частности, более глубокое поддающееся проверке сокращение развернутых стратегических ядерных вооружений. В 2013 году администрация Обамы определила, что Соединенные Штаты могут сократить свои ядерные силы на треть ниже новых уровней СНВ и по-прежнему выполнять требования сдерживания. Последующие переговоры должны также касаться нестратегического ядерного оружия; взаимосвязи между наступательным ядерным оружием и стратегической противоракетной обороной; обычных ракет большой дальности двойного действия, включая те, которые ранее были запрещены Договором о РСМД; и гиперзвуковых глиссадных аппаратов.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ