ПОДЕЛИТЬСЯ

Страны мира, считающие себя демократическими, с определенной периодичностью проходят через период выборов главы государства и высшего законодательного органа власти. Анализируя события, происходящие в странах в этот период можно выделить, как минимум, одну характерную черту – активизацию деятельности неправительственных организаций (далее – НПО)[1] и «независимых» средств массовой информации (далее – СМИ). На первый взгляд все очевидно, такая активизация является следствием обострения борьбы между политическими силами внутри страны за голоса граждан. И это, безусловно, выгодно самим гражданам, поскольку позволяет им лучше разобраться в ситуации и сделать правильный выбор в пользу тех политических сил, которые смогут оправдать надежды на лучшее.

[1] Наряду с понятием НПО часто употребляется другое – некоммерческие организации (НКО), при этом речь идет, как правило, об одних и тех же организациях.

Но это только на первый взгляд. Дело в том, что те задачи, которые записаны в уставах НПО и декларируются их руководителями, сильно отличаются от тех, которые реально решаются НПО и с помощью НПО. Не редки случаи, когда отдельные НПО де-юре соблюдают все законы государства, работают легально и открыто. Де-факто ведут деятельность, направленную на создание нестабильности в обществе, возникновение протестных настроений, разрушение основ государства и смену действующей власти. То есть, по сути, являются инструментом в политической борьбе между странами.

Больше других в создании и развитии таких инструментов преуспели США. Кроме самих инструментов американцы развивают и теорию их использования. Так в своей работе «Теория хаоса и стратегическая мысль» Стивен Манн пишет о необходимости «усиления эксплуатации критичности» и «создании хаоса» у противника как инструментах обеспечения национальных интересов США. В качестве механизмов, призван­ных способствовать достижению этой цели, он называет «содействие демократии и рыночным реформам» и «повышение экономических стандартов и ресурсных потребностей, вытесняющих идеологию». Согласно С.Ману существуют следующие направления создания хаоса на той или иной территории:

  • содействие либеральной демократии;
  • поддержка рыночных реформ;
  • повышение жизненных стандартов у населения, прежде всего элит;
  • вытеснение традиционных ценностей и идеологии.

Важную роль в реализации на практике данных направлений играют неправительственные организации. В соответствии с определением департамента общественной информации ООН под НПО понимается любой добровольный некоммерческий союз граждан, организованный на местном, государственном или международном уровне.

Начало использования НПО в геополитических целях было положено в годы «холодной войны», в период противостояния США и СССР, когда общественные организации (независимо от юридического статуса) рассматривались многими западными странами в качестве инструментов формирования общественных настроений, создания политических партий и организаций. Несмотря на то, что согласно официальным заявлениям Вашингтона, «холодная война» давно в прошлом, до сих пор в американском разведсообществе существуют специальные межведомственные группы, занимающиеся координацией работы неправительственных структур, с целью формирования в различных странах мира эшелонированной сети влияния США.

Этой деятельностью, под благовидным предлогом оказания помощи в построении «гражданского общества», защите прав человека, оказания содействия в проведении «демократических» выборов и тому подобного, занимаются Национальный фонд за демократию (National Endowment for Democracy – NED), Национальный демократический институт (National Democratic Institute – NDI), Международный республиканский институт (International Republican Institute – IRI), Международный фонд электоральных систем (International Foundation for Electoral Systems – IFES), фонд Джорджа Сороса, Freedoom House и другие подобные организации. Так, например, Национальный фонд за демократию – это «частная, некоммерческая организация, созданная… для укрепления демократических институтов во всем мире через воздействие на неправительственные институты». Формально он не входит в американские государственные структуры, но был организован конгрессом США и утвержден президентом США. В первые 25 лет после создания фонда поддержка организации конгрессом США лишь возрастала. Фонд существует для оказания политической поддержки «демократическим силам» в ситуациях, когда финансовая поддержка национальных НПО американским правительством расценивалась бы как открытое вмешательство во внутренние дела страны.

Особое место в «продвижении демократии» в мире занимает формально независимое правительственное Агентство США по международному развитию (U.S. Agency for International Development – USAID), осуществляющее деятельность по распространению демократии и консолидации демократических режимов в мире (решение проблем, связанных с нарушением прав человека, проведением демократических выборов, развитием рыночной экономики, оказание содействия в создании демократических институтов и т. д.). По оценке экспертов, в настоящее время в мире насчитывается свыше 60 тыс. международных НПО, как непосредственно контролируемых государствами, так и используемых «в темную», которые в качестве основной площадки своей многосторонней деятельности рассматривают интернет-пространство.

2 апреля 2013 года в интервью немецкому телеканалу ARD Президент РФ В.Путин заявил, что на территории Российской Федерации продолжают действовать 654 НПО, финансируемые из-за рубежа. Только за четыре месяца после принятия закона на счета этих организаций из-за границы поступило 28,3 млрд. рублей, в том числе 855 млн. рублей – через дипломатические представительства.

Станут ли одни государства вкладывать миллиарды долларов в НПО, действующие на территории других государств, только лишь для того, чтобы улучшить жизнь граждан в этих странах? Ответ очевиден. На Западе деньги считать умеют, и никто не отдаст и цента, не будучи уверен в получении дивидендов в той или иной форме.

О том, что протестные движения в различных странах не стихийные явления и у них имеются общие организаторы и координаторы косвенно свидетельствует подборка символики, приведенная на рисунке 1.

О том, что за спиной американских НПО стоит государство, достаточно откровенно сказал в 2003 г. бывший глава USIAD Натсиос: «Люди, получающие помощь по каналам НПО, не знают, что за большинством гуманитарных проектов стоит американское правительство». Вполне логично, что существуя на деньги американских налогоплательщиков неправительственные организации, будут неукоснительно отстаивать интересы США. А значит заявления руководителей и сотрудников НПО о том, что в своей деятельности они ни от кого не зависят – легкое лукавство. Как говорится, кто платит, тот и заказывает музыку.

Рисунок 1 – Символика молодежных движений Евразии, Ближнего Востока и Северной Африки
Рисунок 1 – Символика молодежных движений Евразии, Ближнего Востока
и Северной Африки

Каким же образом осуществляя свою деятельность на территории других государств НПО, финансируемые из США, могут действовать в интересах Вашингтона? Существует несколько основных направлений деятельность, а именно:

  • создание групп активистов из местного населения для постоянного мониторинга и сбора информации о ситуации в стране;
  • взаимодействие с лидерами местных этнических сообществ;
  • создание пула «объективных» экспертов по социально–экономическим, политическим, межнациональным и другим вопросам;
  • поддержка существующих оппозиционных, регистрация новых СМИ, издание специальных брошюр, «научных» исследований и т.п.;
  •  проведение «независимых» соцопросов;
  • отбор молодежных лидеров из различных этнических групп, их обучение, подготовка к протестным действиям;
  • оценка потребностей местных сообществ;
  • организация специальных образовательных программ, создание учебных учреждений;
  • организация и проведение социальных проектов;
  • организация эффективных коммуникаций.

По каждому из указанных направлений планируются и регулярно проводятся мероприятия. Основная цель всей этой деятельности – оказание давления на «слишком самостоятельных» лидеров стран, а в случае их упрямства организация «цветной революции» и смена руководства страны. Основатель Общественного института имени А.Эйнштейна Д.Шарп в своей книге «От диктатуры к демократии» пишет: «Ненасильственная борьба – более сложное и разнообразное средство борьбы, чем насилие. Вместо насилия борьба ведется психологическим, социальным, экономическим и политическим оружием, применяемым населением и общественными институтами. Такое оружие – это различные протесты, забастовки, отказ в сотрудничестве, бойкоты, выражение недовольства и народное самоуправление»[1]. Эта книга является учебным пособием для активистов «цветных революций». В ней описывается, каким образом НПО могут мобилизовать общественность, чтобы с помощью ненасильственных методов свергнуть неугодного кураторам этих организаций «диктатора».

Реализация сценария «ненасильственной» смены власти требует заблаговременной подготовки с мобилизацией протестного движения в период максимального накала социально-политических противоречий в обществе и государстве, возникающих как по естественным причинам (президентские или парламентские выборы, социально-экономические реформы и т.п.), так и искусственно разжигаемым (например, на почве национальной, социальной, расовой, религиозной розни).

В качестве информационного повода для начала «цветной революции» могут использоваться имеющиеся факты нарушений в ходе выборов, коррупции в среде высшего военно-политического руководства страны, преступных, безнаказанных действий сотрудников правоохранительных органов, притеснений представителей меньшинств и т.п. Информационный повод и его «правильная» интерпретация являются важнейшими элементами «цветной революции». Так, описывая историю «оранжевой революции» 2004 г. на Украине, американский исследователь С. Чолиа подчеркивает: «Никакие из махинаций не имели бы значения без оспоренного результата выборов, без собрания людей на улицах и инжиниринга демократии через гражданское неповиновение».

В ходе решения задач по свержению неугодных режимов особую роль играют средства массовой информации, интернет и сотовая связь. Это обусловлено быстрым распространением мобильных интернет-сервисов, социальных сетей, форумов, блогов и других ресурсов, позволяющих эффективно изучать настроения политически и социально активной части населения и оказывать на нее необходимое информационно-психологическое воздействие.

Начиная с 2008 г., с первой массовой забастовки в Египте, сеть Facebook и отдельные блоги широко использовались для подъема протестных настроений, информирования о местах встречи демонстрантов и передачи последних новостей с места событий.

Информационным поводом для начала египетской революции стало жестокое убийство александрийскими полицейскими 6 июня 2010 г. блогера Халеда Саида. «Движение 6 апреля» использовало этот инцидент для создания страницы в Facebook «Все мы – Халед Саид». Из соображений безопасности у страницы было, по крайней мере, три администратора, остававшиеся анонимными до начала революции: один из них – 25-ти летний каирский журналист, другой – активист, проживающий в Вашингтоне, а третий – менеджер по маркетингу отделения Google в Дубаи.

28 января 2011 г. руководство Египта, ожидая в этот день рост антиправительственной активности, отдало распоряжение отключить интернет и мобильную связь на всей территории страны. Оно коснулось четырех основных национальных интернет-провайдеров: Link Egypt, Telecom Egypt, Etisalat Misr и Vodafone/Raya, а оказание услуг мобильной связи было приостановлено всеми тремя сотовыми операторами.

За несколько дней иностранные компании и активисты обеспечили египтян альтернативными способами связи, хотя и не во всех регионах. Французская НПО French Data Network организовала интернет-доступ по коммутируемым линиям (доступный всем обладателям домашнего телефона), а Google запустила услугу передачи данных с использованием программного сервиса «speak to tweet», позволяющего оставлять голосовые сообщения, позвонив по одному из трех номеров в США, Италии и Бахрейне. Скорость и слаженность, с которыми была восстановлена связь позволяет сделать вывод о том, что у египетской оппозиции и ее «кураторов» были заранее подготовленные планы действий на случай подобных ситуаций.

В схеме «цветных революций» важную роль играет финансирование таких переворотов. Согласно заявлениям Каира, в период с 2005 по 2011 г. США перечислили на деятельность египетских и американских общественных организаций 175 млн. долл., причем 105 млн. долл. от общей суммы было направлено с февраля по сентябрь 2011 г. Между тем, осуществление прямого финансирования деятельности НПО со стороны США в обход правительства Египта идет в нарушение двустороннего соглашения об экономическом и техническом сотрудничестве от 1978 г.

В целом, мероприятия проводимые с участием неправительственных организаций в Египте в 2011 г. полностью соответствовали теоретическим положениям «ненасильственной» смены власти, подтвердив высокую результативность использования возможностей современных информационно-телекоммуникационных технологий с целью оказания информационно-психологического воздействия на общественное сознание.

Справедливости ради, стоит отметить, что далеко не все НПО занимаются деструктивной деятельностью. Большинство ставит перед собой благородные цели и в реальности к ним стремится. Задача государства и общества, чтобы все действующие на территории страны НПО своей деятельностью, как минимум, не мешали развитию государства и общества, а как максимум, способствовали.

Первым шагом на этом пути стал, принятый в 2012 г. федеральный закон №121-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента». С принятием данного закона деятельность USAID по спонсированию российской оппозиции сильно затруднилась. Но грамотные американские юристы уже придумали запасную схему, как обойти закон об «иностранных агентах» и продолжить далее финансировать деятельность, направленную против России. Предполагается, что роль USAID будет выполнять американо-российский фонд по экономическому и правовому развитию (USRF), который является организацией-донором и поддерживает некоммерческие проекты, направленные на экономическое и правовое развитие, а также поддержку предпринимательства. Анализ деятельности НПО и изменений в обществе за время, прошедшее с момента вступления в силу закона, позволяет сделать вывод об улучшении ситуации. Однако о полной нейтрализации угрозы, исходящей от деструктивных НПО говорить не приходиться. Для достижения этой цели требуется разработать и реализовать программу действий на уровне государства, направленную на то, чтобы в стране сложилась ситуация в которой в принципе невозможно появление и работа НПО, цели которых идут вразрез с целями общества и государства. Такая программа будет включать целый комплекс мер.

Важнейшей мерой данной программы должна стать серьезная переработка законодательства, регулирующего деятельность НПО. Новое законодательство должно стать непреодолимым барьером для деструктивных НПО и совершенно никак не отразиться на деятельности тех, кто работает на благо общества. Новое законодательство должно включать ряд норм, которые позволят «отфильтровать» деструктивные НПО.

Первым «фильтром» для деструктивных НПО может стать процедура их регистрации. Уже на этом этапе на основе предоставляемой исчерпывающей информации лицами, регистрирующими НПО, а также с учетом результатов проверок предоставленной информации, может быть принято решение об отказе в регистрации.

Вторым «фильтром» могут стать специальные комплексные проверки деятельности НПО. Важнейший вопрос таких проверок – порядок финансирования и расходования средств. В состав комиссий по проверке деятельности могут включаться представители различных министерств и ведомств с целью упрощения получения информации по различным направлениям, находящимся в ведении этих структур. В случае выявления нарушений, в установленном законодательно порядке финансирования и расходования средств, деятельность НПО должна прекращаться.

Еще одним пунктом в программе, направленной на защиту интересов государства и общества, может стать наделение соответствующих органов власти полномочиями по прекращению деятельности НПО в случае, если такая деятельность привела к негативным последствиям для общества и государства. Для исключения злоупотреблений полномочиями целесообразно привлечь экспертное сообщество и выработать четкие и понятные критерии, по которым деятельность той или иной НПО будет считаться деструктивной.

Действенной мерой в процессе нормализации деятельности НПО в нашей стране могут стать мероприятия, в ходе которых до широкой общественности будут доводиться истинные цели организаций, источники их финансирования и реальные «хозяева».

И заключительным, но не менее важным пунктом программы должно стать привлечение гражданского общества на всех этапах борьбы с деструктивными НПО и максимальная открытость и прозрачность всех процедур.

Доцент кафедры информационной безопасности ВАГШ ВС РФ, доктор военных наук, полковник, Агапов Андрей Валерьевич

 

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ