ПОДЕЛИТЬСЯ

Случайный взрыв на российском побережье Белого моря вызвал вопросы об усилиях Кремля по разработке стратегического оружия и опасения, что Россия может отключить датчики, чтобы отказать в информации международным наблюдателям.

Инцидент 8 августа начался со взрыва на военном полигоне близ Северодвинска, где Россия испытывает ракетные системы. Противоречивые сообщения в СМИ и отсутствие официальной российской информации привели к обширным предположениям об оружии, которое взорвалось.

В аварии участвовали «изотопные источники энергии», согласно заявлению от 10 августа из Российской государственной корпорации по атомной энергии (Росатом), в котором также сообщалось о гибели пяти сотрудников, но никаких других официальных описаний предоставлено не было. Некоторые СМИ сообщали, что после взрыва уровни радиации возросли, и позже было установлено, что один местный врач был загрязнен цезием-137, побочным продуктом ядерного деления, сообщила газета Moscow Times 16 августа.

Обширные исследования с открытым исходным кодом привели аналитиков из Института международных исследований Мидлбери к оценке, что Россия испытывает крылатую ракету с ядерной установкой, технологию, которую США давно отбрасывают как слишком дорогую и непрактичную. Выводы в Мидлбери были основаны на пост-случайных спутниковых снимках и информации о слежении за судном, которые выявили присутствие принадлежащего Росатому судна, которое специализируется на перевозке ядерных грузов.

Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков, похоже, подтвердил оценку Мидлбери 21 августа, заявив, что «ядерная ракета» испытывалась во время аварии, сообщает The Washington Post .

Ранее другие аналитики предполагали, что уничтоженным оружием могла быть обычная ракета в сочетании с радиоизотопным тепловым генератором, технология, которая успешно использовалась в течение десятилетий для производства небольшого количества электроэнергии для космического корабля или удаленного научного оборудования.

В марте 2018 года президент России Владимир Путин хвастался, что Россия разрабатывает крылатую ракету с ядерной установкой, которая будет иметь практически неограниченную дальность действия и будет «непобедимой по отношению ко всем существующим и перспективным системам противоракетной обороны и противовоздушной обороны». Россия окрестила ракету «Буревестник». или 9M730. НАТО назвала систему Skyfall или SSC-X-9.

Реагируя на этот инцидент, президент США Дональд Трамп написал в Твиттере 12 августа: «Соединенные Штаты многому учатся на неудачном ракетном взрыве в России. У нас есть похожие, хотя и более продвинутые технологии. Российский взрыв «Skyfall» заставил людей беспокоиться о воздухе вокруг объекта и далеко за его пределами. Не хорошо!». Нет никаких доказательств того, что Соединенные Штаты разрабатывают какой-либо атомный самолет.

Еще более запутывая ситуацию, Организация Договора о всеобъемлющем запрещении испытаний (ОДВЗЯИ) сообщила, что некоторые российские радионуклидные сенсорные станции начали останавливать передачи через два дня после аварии. Глобальная сеть датчиков ОДВЗЯИ для обнаружения ядерных взрывов включает 80 радионуклидных станций, которые обнаруживают побочные продукты ядерного деления и синтеза. Россия предоставила в сеть семь таких станций, но к 13 августа только две из них отправляли информацию в ОДВЗЯИ, хотя еще две возобновили свой поток данных к 20 августа, согласно информации, переданной в Arms Control Today . Российские официальные лица сообщили ОДВЗЯИ, что на станциях возникли «проблемы со связью и сетью», сообщило The Wall Street Journal 18 августа.

Отключение вызвало обеспокоенность тем, что Россия может пытаться скрыть доказательства радиоактивного выброса из аварии, поскольку информация из сети ОДВЗЯИ доступна всем 184 подписавшимся договору, включая Соединенные Штаты. Выявление изотопов, которые могли быть выпущены в результате аварии, может помочь понять природу разрабатываемого оружия.

Россия обвинила ДВЗЯИ во вмешательстве, поделившись информацией с общественностью. «Передача данных со станций национального сегмента международной сети мониторинга является строго добровольной для любой страны», — заявил 20 августа заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков в интервью «Интерфаксу». «Мандат ОДВЗЯИ… не распространяется на разработку каких-либо видов деятельности. оружие «.

Российская прозрачность также ставится под сомнение в контексте Конвенции 1986 года об оперативном оповещении о ядерной аварии. Быстро развивающаяся после аварии на Чернобыльской АЭС, Конвенция обязывает свои стороны, включая Россию, уведомлять Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) о трансграничных угрозах от «любой аварии, связанной с установками или деятельностью, в результате которой происходит или вероятен выброс радиоактивного материала иметь место». Соглашение определяет несколько типов соответствующих объектов и видов деятельности, включая «производство, использование, хранение, утилизацию и транспортировку радиоизотопов для сельскохозяйственных, промышленных, медицинских и связанных с ними научных и исследовательских целей; использование радиоизотопов для выработки электроэнергии в космических объектах ».

После обращения в МАГАТЭ Россия сообщила агентству, что конвенция не распространяется на аварию. «Этот объект не относится к объектам для мирного использования атомной энергии», — говорится в заявлении агентства МЧС России, добавляя, что «после инцидента уровень радиации в регионе равен естественной радиации», что подтверждается данными автоматизированной системы мониторинга радиационной обстановки.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ