ПОДЕЛИТЬСЯ

Замалтдинов И.Ш., кандидат технических наук;

Попов М.В., кандидат военных наук, старший научный сотрудник; Калиманова В.И.

В настоящее время в большинстве политизированных средств массовой информации (СМИ) доминируют материалы сторонников жёстких ограничений на разработку создания системы противоракетной обороны США.

В усилия по созданию глобальной системы ПРО США, в той или иной степени, включено более 20 стран. В докладах Агенства ПРО США Сенату отмечается наличие кооперации систем ПРО США непосредственно с системами ПРО стран-союзников, включая Великобританию, Германию, Данию, Францию, Италию, Нидерланды, Украину, Польшу, Румынию, Чешскую республику, Израиль, Катар, Японию, Тайвань, Австралию, Южную Корею и др. [Ненартович Н.Э., Горевич Б.П. Система противоракетной обороны США. Анализ и моделирование. — М.: ПАС «НПО «Алмаз», 2018.-320 е.: пл.].

Система ПРО на ТВД, создаваемая США и их союзниками, территориально распределена и включает собственно систему ПРО территории США (в том числе Аляски и Гавайев) и региональные системы ПРО, формируемые при непосредственном участии США, в том числе:

-европейскую систему ПРО (элементы системы размещены в Европе, а также в Турции и Израиле);

-систему ПРО Азиатско-Тихоокеанского региона (Япония, Южная Корея, Тайвань, в перспективе — Австралия);

-систему ПРО стран Персидского залива (Объединенные Арабские Эмираты, Саудовская Аравия, Кувейт, Катар [обсуждение участия]) — с командным центром в Абу-даби.

Планы США по развертыванию элементов системы ПРО в Восточной Европе, на Ближнем Востоке и в Азиатско-Тихоокеанском регионе не могли не привлечь пристальное внимание России, где традиционно с недоверием относятся к американским противоракетным намерениям, и скептически воспринимают заявления США о наличии ракетной угрозы со стороны третьих стран, которым развертываемая система ПРО призвана противостоять.

Официально объявленная цель США — улучшение возможностей по защите Соединенных Штатов от атак баллистических ракет из района Ближнего Востока. Однако в Москве и в Пекине сложилось устойчивое представление о том, что создаваемая Вашингтоном система направлена против России и Китая.

Проблему противоречий между заявлениями США в отношении ограниченных возможностей системы и восприятием возможностей этой системы в России решать, несомненно, нужно. Но искусственно занижая возможности системы или пытаясь обойти вопрос о долгосрочных планах ее развертывания, США, конечно же, такому решению не способствуют.

Точно так же поиску решения проблемы ПРО не способствует и преувеличение возможностей создаваемой США системы, которое можно очень часто встретить в российской дискуссии на эту тему.

Учитывая опыт, который был накоплен в этой области, можно утверждать, что нынешняя или будущая система ПРО не сможет достаточно эффективно справляться с задачей перехвата современных баллистических ракет, которыми обладает Россия.

И если проанализировать возможности европейской системы ПРО США в целом, то можно заключить: в том виде, в каком она создается сегодня, она вряд ли представляет собой непосредственную угрозу российским баллистическим ракетам.

Заявления о том, что система призвана обеспечить защиту стран, на территории которых размещаются элементы системы ПРО не согласуются с тем, что нынешний план размещения РЛС и перехватчиков неоптимален для решения этой задачи. Заявления Агентства по ПРО о принципиальной невозможности перехвата российских ракет порождают недоверие в отношении других официальных заявлений США.

Анализ проводимых работ по ПРО показывает, что США устремлены на защиту только своих собственных национальных интересов. Противоракетная оборона стран — союзников США по НАТО от ракетно-ядерных угроз, аналогичных угрозам территории США, не рассматривается ни в концептуальном, ни в технологическом аспектах.

Если перебазируемые противоракетные комплексы еще можно (при необходимости) привезти и разместить на территории стран — союзников, то дислокацию стационарных РЛС обнаружения и целеуказания нельзя изменить, а их сектора ответственности обеспечивают ракетоопасные направления территории США.

Участие стран Европы ограничивается работами по ПРО на ТВД, но и эти работы заморожены по вине США (разработка системы МЕАВ совместно США, Германией и Италией).

Так же необходимо осознавать, что возникнет опасность проведения террористических актов против объектов американской ПРО в Европе. Реклама возможностей ПРО, важность этих объектов для США и широкий общественный резонанс, который может вызвать их уничтожение, делает эти объекты весьма привлекательной мишенью для атак террористов.

К отрицательным для США последствиям можно отнести дальнейшее охлаждение российско-американских отношений, так как любые действия США по развертыванию компонентов ПРО российским руководством воспринимаются крайне негативно. Военное сотрудничество между США и Россией подвергнется серьезному испытанию.

Пе маловажным является и тот факт, что подтверждение замысла США определились «заложники» третьего позиционного района глобальной системы ПРО США — ими стали Польша и Чехия. Противоракетная оборона в рамках НАТО на европейском ТВД будет создаваться также с использованием американских технологий, с последующим включением ее в глобальную систему ПРО США. Необходимость информационной поддержки американского проекта по ПРО в Европе обусловлена и тем, что население Польши и Чехии продолжает выражать беспокойство возможными политическими, а больше — экономическими и экологическими последствиями решений их руководителей. Простые поляки и чехи понимают, что в случае войны первый удар придется на те страны, на территории которых расположены американские ракеты и инфраструктура по их использованию.

Военно-политическому руководству стран, которое, не считаясь с настроением своего населения, предоставляет свою территорию под американские ракетные базы, следовало бы получше осознавать и то, что возможности атаки баллистическими ракетами прикрываемой территории значительно выше, чем возможности ПРО. А вся эта «шумиха» по созданию глобальной ПРО является исключительно политическим прикрытием подлинной цели по обогащению организаций и фирм — разработчиков и производителей военно-промышленного комплекса США, осуществляющих дорогостоящие работы по созданию новых наземных, воздушных, морских и космических систем оружия.

Отметим, что кроме политических аспектов, в негативной реакции российского руководства есть и экономическая составляющая. В свое время, Россия активно предлагала себя в качестве ведущей стороны по созданию общеевропейской ПРО, т.е. американские планы окончательно разрушают надежду на получение многомиллиардных контрактов российскими оборонными компаниями, не говоря уже о существенном наращивании научно-технического потенциала в рамках реализации данного высокотехнологического проекта. Таким образом, в нынешней ситуации сливки снимают американские компании.

Самое главное заключается в том, что сегодняшняя Россия не может допустить возникновения угрозы дисбаланса стратегической стабильности в регионе. Для восстановления стратегического баланса сил ответ России очевиден — будут наращиваться ракетно-ядерный потенциал, появляться «новые цели» и создаваться новые поколения баллистических ракет, неуязвимых для создаваемой системы ПРО.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ