ПОДЕЛИТЬСЯ

В данной статье рассматривается динамика изменения военных расходов США в период 2012–2016 год, а также проект федерального бюджета на 2017 год и  «Перспективная военная программа» по следующим направлениям:

— факторы, определяющие объём и структуру военного бюджета;

— величина и состав военного бюджета, основные военные программы;

-распределение бюджета  министерства обороны по целевому назначению, объёмы иприоритетные направления финансирования по бюджетным статьям;

— организационная структура бюджета министерства обороны, объёмы финансирования видов вооружённых сил.

Выборы  президента США в ноябре 2016 года не внесут существенных корректив в бюджетные показатели 2017 года, так как на указанный год в течение нескольких месяцев они будут уже в стадии использования. Федеральные военные программы носят долгосрочный характер, и поэтому анализ федерального бюджета имеет практический интерес.

  1. Характеристика военного бюджета и структура

военных ассигнований

Военный бюджет формируется под воздействием многочисленных факторов. К числу важнейших относится финансово-экономическое положение страны, которое может оказывать существенное влияние на общие объемы финансирования военной деятельности.

В последние годы экономическая ситуация в США довольно стабильна, она характеризуется относительно невысокими темпами роста ВВП. Согласно уточненным макроэкономическим показателям, реальный прирост ВВП в 2012 – 2015 годах составил в среднем 2,1%, в то время как в начале 2015 года он оценивался в 2,5%. Особенно существенно в сторону понижения скорректирована оценка реального прироста ВВП в 2015 – 2016 годах: с 3,0 – 3,1% до 2,4 – 2,6%. Снижены также прогнозные оценки. Проект федерального бюджета на 2017 год исходит из реального прироста ВВП на 2,6%. В 2018 – 2021 годах прогнозируется дальнейшее уменьшение темпов прироста ВВП в среднем до 2,3%. В 2016 году ВВП составит, оценочно, 18,7 трлн долл., а в 2021 году может достичь 23,1 трлн долл.

Темпы инфляции в США невелики: в 2012 – 2016 годах в среднем 1,5%. В 2017 – 2021 годах темп инфляции прогнозируется на уровне 1,8–2,0%.

Отмечается устойчивое заметное снижение уровня безработицы: с 8,1% в 2012 году до 4,7% в 2016 и, оценочно, до 4,5% в 2017 году. В последующие четыре года уровень безработицы может незначительно увеличиться и прогнозируется в 4,6 – 4,7% .

За последние шесть лет было создано 14 млн. рабочих мест, в том числе 0,9 млн. рабочих мест в промышленности, что считается особенно важным. Наибольший вклад в этот показатель внесла автомобильная промышленность, где прирост численности занятых превысил 0,5 млн. чел. в связи с выходом производства автомобилей на максимальный уровень после 2005 года. Снижению уровня безработицы способствовали различные меры по увеличению занятости в стране.

В частности, продолжается реализация программ помощи ветеранам военной службы и членам их семей в трудоустройстве. Этой программой помощи ветеранам в организации собственного бизнеса воспользовалось 250 тыс. человек. Для повышения занятости и обеспечения экономического роста оказывается государственная поддержка бизнесу. С этой целью упрощается и расширяется налоговое кредитование для компаний, инвестирующих средства в инновации, особенно для малого бизнеса.Важное значение придается увеличению экспорта США за счет повышения конкурентоспособности американской промышленности и государственного содействия продвижению американской продукции на внешние рынки.

 В частности, на достижение этих целей направлена деятельность США по обеспечению ратификации заключенного 4 февраля 2016 года с 11 государствами Азиатско-Тихоокеанского региона соглашения о транстихоокеанском экономическом партнерстве. Активно ведутся переговоры о трансатлантическом торговом соглашении с европейскими странами. Реализация данных соглашений будет способствовать усилению позиций американских транснациональных корпораций.

Экономическое развитие страны обусловливает увеличение доходов федерального бюджета США. Темпы роста доходов федерального бюджета в 2012 – 2016 годах заметно колебались по годам в зависимости не только от темпов увеличения ВВП в номинальном исчислении, но и изменений в налоговом законодательстве. Рекордный прирост доходов федерального бюджета отмечался в 2013 году – 13,3%. В последующие годы данный показатель снижался, и в 2016 году он оценивается в 2,6%, что является самым низким уровнем за рассматриваемый период.

 Однако в 2017 году ожидается резкое увеличение доходов бюджета – на 9,2% до 3,6 трлн долл., что на 1,2 трлн. долл. (48,7%) больше, чем в 2012 году. В то же время показатель величины доходов федерального бюджета ниже прошлогодней оценки (3,8 трлн. долл.). В последующие четыре года, согласно прогнозу, прирост доходов федерального бюджета составит в среднем 5,8% в год, что позволит увеличить доходы до 4,6 трлн. долл.

Главным источником поступлений в федеральный бюджет является подоходный налог (1788 млрд долл. или 49,1% всех доходов бюджета в 2017 году). На втором месте находятся налоги по системе социального страхования (отчисления в фонды медицинского страхования, страхования по безработице и в пенсионные фонды) – 1141,2 млрд долл. (31,3%). В совокупности на эти два вида поступлений приходится 80,4% всех федеральных доходов. Третье место занимает налог на прибыль корпораций –  418,7 млрд долл. (11,5%). Кроме того, намечено получить 110,1 млрд долл. (3%) от акцизных сборов и 185,8 млрд долл. (5,1%) – из прочих источников.

Проектом бюджета на 2017 год предусмотрен ряд изменений в налоговой системе, которые предлагались в предыдущем году, но не были приняты. Так, в 2017 году ожидается рекордное увеличение поступлений от налога на прибыль корпораций (на 43%), связанное не только с ростом прибыли от предпринимательской деятельности, но и с планируемым повышением налоговых ставок на капитальный доход и введением дополнительного налога на крупные финансовые корпорации.

Считается, что  примерно 100 корпораций с активами более 50 млрд долл. в течение 10 лет выплатят около 111 млрд долл., а увеличение ставки налога на капитальный доход (с 23,8 до 28%) принесет в федеральный бюджет за этот период 208 млрд долл. В то же время предлагается снизить общую ставку налога на прибыль корпораций до 28% (в промышленности – до 25%), а на доходы американских компаний за рубежом установить ставку в размере 19%. В 2017 году существенно возрастут также поступления от акцизных сборов (на 13,7%) и подоходного налога (на 9,8%).

Повышению налоговых поступлений будут способствовать вводимые ограничения на размер индивидуального фонда пенсионных накоплений, по которому осуществляется льготное налогообложение (не более 3,4 млн. долл., что обеспечивает пенсионные выплаты в размере 210 тыс. долл. в год). Кроме того, общая стоимость вычетов и других налоговых льгот ограничивается 28% для семейных пар с доходом свыше 250 тыс. долл. (одиночных граждан – 200 тыс. долл.).

Несмотря на рост доходов федерального бюджета, финансовое положение США остается сложным в связи с дефицитом федерального бюджета.

В 2012 – 2015 годах удалось существенно снизить дефицит федерального бюджета. Рекордный показатель отмечался в 2009 году – свыше 1,4 трлн. долл. В 2012 году дефицит федерального бюджета уменьшился до 1,1 трлн долл., а в последующие три года – до 0,4 трлн долл. (в 2,5 раза). Однако в 2016 году, согласно текущим оценкам, первоначально запланированный показатель будет превышен почти на 30%. Дефицит федерального бюджета США в 2016 году возрастет за год на 40,5% до 615,8 млрд долл. Проект бюджета на 2017 год исходит из снижения данного показателя до 503,5 млрд долл., что выше уровня 2014–2015 годов. В 2018 – 2021 годах величина дефицита федерального бюджета будет колебаться по годам и к концу периода возрастет на 9,7% (до 552,2 млрд долл.).

Таким образом, сокращение дефицита федерального бюджета в долгосрочной перспективе не планируется. В то же время относительные показатели бюджетного дефицита в целом постепенно улучшаются. Доля дефицита от расходов федерального бюджета сократилась с 30,7% в 2012 году до 11,9% в 2015. Однако в 2016 году ожидается увеличение этого показателя до 15,6%. В 2017 году, согласно проекту федерального бюджета, доля дефицита от расходов федерального бюджета вновь уменьшится (до 12,1%). В последующие годы ожидаются колебания этого показателя в пределах 10–11%.

Доля дефицита федерального бюджета от ВВП также значительно снизилась в период 2012–2015 годов: с 6,7 до 2,4%. В 2016 году дефицит федерального бюджета повысится до 3,3% от ВВП. В 2017 году данный показатель оценивается в 2,6%, а в 2021 году прогнозируется его сокращение до 2,4%.

Дефицит федерального бюджета обусловливает неуклонный рост федерального долга. В 2017 году публичный федеральный долг оценивается в 14,8 трлн долл., что на 3,5 трлн долл. (30,9%) больше, чем в 2012 году. За год прирост публичного федерального долга составит 0,6 трлн долл. (4,5%). Прогнозируется, что в 2021 году публичный федеральный долг достигнет 17,3 трлн долл. (прирост к 2017 году на 2,5 трлн долл.; 16,9%). Доля публичного федерального долга от ВВП в период 2012 – 2017 годов, оценочно, возрастет с 69,8% до 75,7. Однако с 2018 года, возможно, некоторое снижение этого показателя – до 74,7% в 2021 году.

В связи с финансовыми проблемами, администрация США стремится ограничить рост федеральных расходов.

В 2012 – 2013 годах удалось уменьшить расходы федерального бюджета в целом на 4,1%, в том числе в 2013 году на 2,3% за счет секвестирования бюджета. Секвестр способствовал уменьшению дефицита федерального бюджета, но была отложена или замедлена реализация целого ряда федеральных программ, что оказало негативное влияние на экономику и национальную безопасность США. Поэтому было заявлено о необходимости предотвратить возможное возобновление секвестра федеральных расходов путем усиления мер по экономии бюджетных средств и их более эффективному использованию.

В 2014 году расходы увеличились всего на 1,5%. Однако с 2015 года федеральные расходы вновь заметно растут – в среднем на 5,7% в год в период до 2021 года. В 2021 году федеральные расходы превысят уровень 2017 года на 23,6%, что только немного меньше прироста доходов, который оценивается в 25,5%.

Для повышения эффективности расходования бюджетных средств особое значение придается выделению приоритетных программ, по которым обеспечивается финансирование в требуемом объеме за счет экономии по менее значимым программам. К приоритетным направлениям финансирования по гражданским разделам федерального бюджета по-прежнему относятся НИОКР, образование, высокотехнологичное промышленное производство, возобновляемая «чистая» энергетика и энергосберегающие технологии, борьба с климатическими изменениями путем сокращения выбросов углекислого газа в атмосферу и современная инфраструктура.

В 2017 году суммарные ассигнования на исследования и разработки возрастут на 7,5% и достигнут 152,3 млрд долл. (включая инвестиции в научно-исследовательские объекты и оборудование), что на 4,2% больше, чем в 2016 году и на 10,1% 2015 года. Из общей суммы федеральных расходов на НИОКР в 2017 году 47,8% приходится на военные НИОКР (72,8 млрд долл.) и 52,2%  – на гражданские исследования и разработки (79,5 млрд долл.). В период 2015–2017 годов расходы на военные НИОКР увеличатся на 11,1%, гражданские – на 9,3%. В результате несколько повысится доля военных НИОКР (с 47,4% в 2014 году).

Структура военных и гражданских НИОКР по категориям работ существенно различается. В военных НИОКР преобладают разработки – 65,6 млрд долл. или 90,1% всех расходов в 2017 году.

На прикладные исследования ассигнуется 4,9 млрд долл. (6,7%), фундаментальные исследования – 2,1 млрд долл. (2,9%), научно-исследовательскую инфраструктуру – 0,2 млрд долл. (0,3%).

Для гражданских НИОКР в 2017 году характерны примерно равные объемы финансирования фундаментальных (32,4 млрд долл.; 40,8%) и прикладных исследований (33,5 млрд долл.; 42,1%). Всего доля фундаментальных и прикладных исследований составляет 82,9%. На разработки планируется выделить 11 млрд долл. (13,8%), научно-исследовательскую инфраструктуру – 2,6 млрд долл. (3,3%) 

Наибольшие суммы на гражданские НИОКР выделяются министерству здравоохранения и социальных программ – 32,7 млрд долл.; 41,1% всех ассигнований по федеральному бюджету – на гражданские НИОКР. Далее следуют министерство энергетики (17,1 млрд долл.; 21,5%), НАСА (12 млрд долл.; 15,1%) и Национальный научный фонд (6,5 млрд долл.; 8%). Ассигнования направляются также министерству сельского хозяйства (2,9 млрд долл.), министерству торговли (1,9 млрд долл.) и другим ведомствам.

Для ускорения экономического роста, создания новых рабочих мест и повышения конкурентоспособности американских предприятий требуются высококвалифицированные специалисты. В связи с этим образование по-прежнему остается важным направлением бюджетного финансирования. Инвестиции в образование охватывают широкий спектр программ от дошкольной до профессиональной подготовки и переподготовки кадров. В 2017 году на образование и связанные с ним социальные программы будет выделено 127,8 млрд долл., что на 14,1% больше, чем в предыдущем году. За год существенно вырастут суммарные ассигнования на начальное и среднее образование (до 45,4 млрд долл.; на 12,4%), а также на профессиональную подготовку и помощь в трудоустройстве (до 20,2 млрд долл. или в 2,8 раза). В то же время ассигнования на высшее образование снизятся до 35,2 млрд долл. (на 10,2%).

Важная роль в реализации образовательных программ отводится министерству образования. В 2017 году министерство получит 79,4 млрд долл., в том числе 24,4 млрд долл. на масштабную программу начального и среднего образования. Особое внимание уделяется обучению по естественным, инженерным и математическим дисциплинам, а также повышению компьютерной грамотности среди студентов и школьников (в течение трех лет на эти цели будет выделено 4 млрд долл.). Расширяется поддержка доступности высшего образования для всех категорий граждан, в том числе путем выделения грантов на обучение для необеспеченных семей, инвалидов и иммигрантов. Действует программа «Общественный колледж», которая обеспечивает два года бесплатного обучения в колледжах определенным категориям граждан. Реализуется программа повышения квалификации учителей: в 2017 году на нее выделяется 2,8 млрд долл.

Принимаются различные меры государственного содействия развитию высокотехнологичного промышленного производства (налоговые, организационные, финансовые и другие). В частности, активно реализуется программа создания 45 промышленно-инновационных научных центров по всей стране. Их цель – объединить частные и государственные производственные предприятия, научные институты и колледжи для совместной работы по совершенствованию промышленных технологий. Первый центр был создан в 2012 году в штате Огайо при финансовом участии пяти федеральных органов, включая министерство обороны. На данном этапе создано семь центров и два готовятся к открытию. В 2016 году финансируется строительство еще четырех центров, в 2017 году – пяти (при участии министерств торговли, обороны и энергетики). Ассигнования на программу в 2017 году оцениваются в 250 млн. долл. В течение следующих 10 лет на создание оставшихся 27 промышленно-инновационных научных центров планируется выделить 1,9 млрд долл.

Кроме того, из федерального бюджета направляется 2 млрд долл. на развитие инновационного производства, в том числе на реализацию программ по созданию новых материалов и для упрощения доступа малого бизнеса к новым технологиям.

В области энергетики приоритетными задачами являются развитие «чистой» энергетики и внедрение энергосберегающих технологий. Особое внимание уделяется более эффективному расходованию энергии домашними хозяйствами и предприятиями, биоэнергетике, использованию возобновляемых источников энергии, ядерной энергетике, электросетям, передовым транспортным системам и другим. В 2017 году на НИОКР по «чистой» энергетике планируется выделить 7,7 млрд долл. (прирост за год на 20%), а к 2021 году увеличить объем их финансирования вдвое: до 12,8 млрд долл. по сравнению с 6,4 млрд долл. в 2016 году. Наиболее важную роль в реализации этих программ играет министерство энергетики, которое получит около 76% всех средств; остальные суммы распределяются между НАСА, Национальным научным фондом и министерством сельского хозяйства.

На ускорение внедрения технологий, использующих «чистую» энергию (солнечную, ветряную и пр.), и энергосберегающих технологий, в 2017 году выделяется 1,3 млрд долл. Предлагается сделать более доступными для граждан энергосберегающие технологии, облегчить их внедрение в электрические сети, сократить потребление электроэнергии государственными зданиями.

Продолжается финансирование программ борьбы с климатическими изменениями и сокращения выбросов углекислого газа в атмосферу. Ассигнования на эти цели в 2017 году составят 1,3 млрд долл., что соответствует уровню 2016 года, но на 62% больше, чем в 2015 году.

Большое внимание уделяется развитию инфраструктуры страны. Предложена масштабная программа «Проект экологически чистого транспорта XXI века», на которую планируется выделять более 32 млрд долл. в год в течение 10 лет. Определены три основных направления: развитие транспортной инфраструктуры; оптимизация использования имеющейся транспортной инфраструктуры и улучшение экологической обстановки в регионах; ускорение внедрения беспилотных транспортных систем и системы «умной» транспортной инфраструктуры. На развитие транспортной инфраструктуры намечено направлять 20 млрд долл. в год, в том числе на совершенствование системы общественного транспорта – 10 млрд долл., развитие высокоскоростного железнодорожного транспорта – 7 млрд долл., развитие транспортной инфраструктуры в интересах торговой логистики – 1 млрд долл. Объем финансирования оптимизации использования имеющейся транспортной инфраструктуры и улучшения экологической обстановки в регионах оценивается в 10 млрд долл. в год, в том числе повышения эффективности перевозок и использования инфраструктуры – в 6 млрд долл., выплат штатам, сокращающим вредные выбросы в атмосферу за счет реализации экологических проектов в сфере транспортной инфраструктуры – в 1,7 млрд долл., улучшения экологической обстановки в городах – 1,5 млрд долл. На реализацию проектов ускорения процессов внедрения беспилотных транспортных систем и системы «умной» транспортной инфраструктуры потребуется 2 млрд долл. в год, в том числе 0,6 млрд долл. в год на развитие автотранспорта с гибридными и электрическими двигателями и сопутствующей инфраструктуры, а также 0,4 млрд долл. в год на создание беспилотных транспортных систем и инфраструктуры для их использования.

В условиях финансовых ограничений на решение приоритетных задач ориентирован и военный бюджет США. К стратегическим приоритетам по военному бюджету на 2017 год отнесены: борьба с терроризмом; обеспечение национальных интересов США в Азиатско-Тихоокеанском регионе; обеспечение ядерного сдерживания; обеспечение безопасности космического и кибернетического пространства; противодействие «агрессивной» политике России и усиление военного присутствия вблизи ее границ.

Борьба с терроризмом. Министерству обороны США будет выделено 7,5 млрд долл. на реализацию комплекса превентивных мер и практических мероприятий, направленных на продолжение операции «Непоколебимая решимость» (борьба с группировкой ИГИЛ) и размещение воинского контингента в Ираке и Сирии; военную подготовку сил, противостоящих ИГИЛ; стабилизацию обстановки на освобожденных от ИГИЛ территориях; пресечение финансирования существующих террористических группировок и недопущение набора новых членов. Важное значение придается развитию регионального партнерства в сфере борьбы с терроризмом, а также проведению гуманитарных операций.

Созданы четыре специализированных фонда с общим объемом финансирования в 2017 году 5,3 млрд долл.: Фонд партнерства в борьбе с терроризмом, Фонд содействия силовым структурам Ирака, Фонд обучения и оснащения сил оппозиции в Сирии, Фонд содействия силовым структурам Афганистана.

Наибольшая часть средств фонда в 2017 году направляется на закупки ВВТ – 494 млн. долл. (78% ассигнований фонду). Для закупок боеприпасов предназначено 110 млн. долл., ВВТ для формируемых подразделений – 170 млн. долл., ВВТ для восполнения боевых потерь – 214 млн. долл. В 2017 году на боевую подготовку и МТО выделяется 72 млн. долл. (более 11%), на строительство и содержание военных объектов – 64 млн. долл. (10%).

Фонд обучения и оснащения сил оппозиции в Сирии официально существует с 2016 года; ранее эти затраты учитывались по Фонду партнерства в борьбе с терроризмом. В 2017 году фонду планируется выделить 250 млн. долл. Основная часть средств фонда (210,8 млн. долл., 84%) пойдет на закупки ВВТ и прочей военной продукции Остальные суммы предназначены для финансирования боевой подготовки и МТО, денежного довольствия обучаемым и переброски войск (сил) и военных грузов.

Финансирование Фонда содействия силовым структурам Афганистана начато в 2013 году и нацелено на содействие в строительстве и поддержании боеспособности афганских вооруженных сил, а также национальной и местной полиции. Особое внимание уделяется наращиванию возможности всех сил охраны правопорядка координировать действия, направленные на обеспечение внутренней безопасности в стране, предотвращение угрозы появления и распространения терроризма.

Согласно проекту бюджета на 2017 год, ассигнования фонду определены в 3 449 млн. долл., что на 6% (197 млн. долл.) больше, чем в 2016 году. В предыдущие четыре года максимальный показатель отмечался в 2014 году – свыше 4,7 млрд долл. В 2017 году наибольшая часть средств фонда будет направлена вооруженным силам Афганистана – 2 518 млн. долл. (73%), остальные суммы – национальной полиции (931 млн. долл., 27%). Финансирование местной полиции в рассматриваемом году не предусматривается.

По целевому назначению более 88% (3 050 млн. долл.) ассигнований фонду предназначается для поддержания боеготовности подразделений ВС и полиции. На боевую подготовку и проведение операций направляется 261 млн. долл. (8%). Остальные средства пойдут на закупки ВВТ и переброски войск (сил) и военных грузов, а также на содержание объектов инфраструктуры.

Средства по программам борьбы с терроризмом получает также Государственный департамент США (4 млрд долл.). Они предназначены для оказания гуманитарной помощи пострадавшим в сирийском конфликте, оборудования лагерей для беженцев и противодействия пропаганде ИГИЛ.

Обеспечение национальных интересов США в Азиатско-Тихоокеанском регионе. По оценкам администрации Б.Обамы, АТР заслуживает пристального внимания США не только как зона стратегически важных экономических и политических интересов, но и как регион возникновения возможных военных угроз, что обусловлено, прежде всего, возрастающей военной мощью КНР, рядом неурегулированных территориальных споров и развитием ядерной программы КНДР.

 Данные причины считаются веским основанием для увеличения численности группировок ВС США в регионе с целью наращивания военного присутствия и сокращения издержек на переброски военнослужащих и техники. Так, планируется нарастить численность группировки ВМС в регионе на 30%. В 2017 году намечено организовать патрулирование в акваториях региона, которое будут осуществлять четыре корабля прибрежной зоны на ротационной основе. Для усиления контроля планируется также задействовать патрульные самолеты Р–8 «Посейдон». С этой целью активно реализуется программа их приобретения. В 2017 году планируется закупить 11 машин (ассигнования составляют 2,1 млрд долл.).

Для повышения способности противодействия различным угрозам в регионе, важное значение придается укреплению военного сотрудничества, в частности, в рамках боевой подготовки с союзниками и путем развития военно-технического сотрудничества со странами региона.

Обеспечение ядерного сдерживания. Особое внимание уделяется ядерному арсеналу США. Продолжается модернизация триады стратегических наступательных сил, активно реализуется программа развития системы противоракетной обороны.

Общий объем финансирования военной ядерной программы, в выполнении которой главную роль играет министерство энергетики, составляет в 2017 году 20,5 млрд долл. Непосредственно на разработки, производство, испытание и хранение ядерных боеприпасов предназначено 9,2 млрд долл.

Большое внимание уделяется обеспечению боеготовности и повышению боевых возможностей каждого из компонентов триады стратегических наступательных сил США. Наибольшие суммы направляются на развитие флота атомных подводных лодок. Продолжается строительство пяти атомных многоцелевых подводных лодок типа «Виргиния». Общая стоимость программы составляет 91,1 млрд долл., а объем ассигнований в 2017 году – 5,3 млрд долл. В 2019 году планируется начало строительства ПЛАРБ SSBN(X) на замен ПЛАРБ «Огайо». Ассигнования по программе в 2017 году оцениваются в 1,5 млрд долл. Программа рассчитана до 2033 года, общая стоимость – 97 млрд долл.

Проводится модернизация стратегических бомбардировщике (0,8 млрд долл. в 2017 году). Одновременно ведутся разработки перспективного стратегического бомбардировщика (1,4 млрд долл.), На модернизацию МБР («Трайдент–2» и «Минитмен») в 2017 году предусматривается выделение 1,5 млрд долл.

К приоритетным программам финансирования относится также и развитие глобальной системы ПРО. Управлению ПРО в 2017 год предназначается 7,5 млрд долл., в том числе на проведение НИОКР 5,9 млрд долл.

Обеспечение безопасности космического и кибернетического пространства. Ведутся работы по созданию менее сложных, наиболее экономически эффективных и гибких космических систем, а так же эшелонированных систем их защиты. В 2017 году на эти цели министерству обороны намечено выделить 7,1 млрд долл.

На обеспечение кибербезопасности в 2017 году министерством обороны предусмотрены ассигнования в 6,7 млрд долл., что ь 0,9 млрд долл. (16%) больше предыдущего года и на 1,6 млрд дол (31%) больше, чем в 2015 году. Непосредственно Командованию киберопераций в 2017 году ассигнуется 505 млн. долл., что на 8,4% больше, чем в 2016 году. Выделяемое финансирование предназначено для обеспечения защиты информационных сетей и систем министерства обороны и национального разведывательного сообщества; планирования, разработки и ведения разведывательных, оборонительных и наступательных операций в киберпространстве; содействия и участия в общенациональных мероприятиях по обеспечению безопасности в киберпространстве, проводимых под руководством других федеральных ведомств; оперативного управления силами и средствам киберопераций.

 В качестве приоритетных задач на 2017 год определены: продолжение формирования 133 групп киберопераций численностью более 6 тыс. чел. (программа рассчитана до конца 2018 года оснащение Объединенного оперативного центра Командования киберопераций в г. Форт–Мид, шт. Мэриленд, и поддержка научных исследований в области информационных технологий. В частности, 2017 года планируется начать финансирование НИОКР по разработке программных и аппаратных комплексов для подразделений киберопераций. В течение следующих пяти лет на эти цели планируется выделить 5 млрд долл.

Ассигнования на повышение национальной кибербезопасности вне военного бюджета в 2017 году также возрастут. Так, на повышение защиты от киберугроз государственных институтов, инфраструктуры и пользователей глобальной компьютерной сети намечено направить более 19 млрд  долл. (на 35% больше, чем в 2016 году). В частности, на обновление программно-аппаратных комплексов государственных органов выделяется 3,1 млрд долл., на внедрение программ защиты государственных институтов от киберугроз «Эйнштейн» – 475 млн. долл., на программу диагностики и слежения за киберугрозами – 275 млн. долл., на повышение защиты разрабатываемого кода программного обеспечения – 24,2 млн. долл., на НИОКР в интересах кибербезопасности – 318 млн. долл.

Противодействие «агрессивной» политике России и усиление военного присутствия вблизи ее границ. Современная политика РФ в сфере отстаивания своих интересов рассматривается руководством США в качестве одного из серьезных вызовов устоявшейся системе обеспечения безопасности в мире и формирующейся угрозы американским партнерам в Европе. Одновременно отмечается обеспокоенность относительно возрастания боевых возможностей российских ВС в кибернетическом пространстве, а также активное техническое переоснащение парка ВВТ.

В данном контексте в качестве основных мер противодействия рассматриваются: дальнейшее совершенствование ВВТ (прежде всего, беспилотных боевых систем; стратегических наступательных вооружений; аппаратно-программных комплексов киберопераций) в интересах недопущения технического превосходства российских средств вооруженной борьбы, наращивания возможностей системы ПРО в Европе; поддержка европейских партнеров и союзников по НАТО.

Кроме того, проектом бюджета на 2017 год предусматриваются специальные меры противодействия политике РФ, на которые выделяется 952 млн. долл. Объем средств на поддержку Украины, Грузии и Молдавии увеличится на 25%.

Важной составной частью деятельности ВС США, создающей угрозы национальной безопасности России, является реализация программы «Оказание поддержки Европе». Эта программа была сформулирована президентом Б. Обамой в июне 2014 года в ходе его визита в Польшу. Цель программы – подтвердить обязательства США по обеспечению безопасности и территориальной целостности стран союзниц США в Европе, а также оказать содействие в повышении боевых возможностей и боеготовности их вооруженных сил.

Выделено пять направлений финансирования по программе:

  • расширение присутствия ВС США в Европе за счет увеличения числа подразделений механизированной бригады СВ США, размещаемой в Европе и активизации деятельности американской авиации в воздушном пространстве над Балтийским морем и сил ВМС США в Черном и Балтийском морях;
  • проведение дополнительных военных учений с участием союзных государств (в том числе Украины и Грузии) с целью повышение общей боеготовности и отработки боевого слаживания ВС в Европе;
  • модернизация военной инфраструктуры в странах–союзницах с целью расширения возможностей по подготовке сил, размещении американского оружия и обеспечению военных операций. В частности, ведутся работы по улучшению состояния аэродромов в Болгарии, Румынии и странах Прибалтики;
  • увеличение объемов и возможностей заблаговременного складирования ВВТ, оборудования и войсковых запасов США в Европе. Финансируется расширение запасов в зонах, близких к возможным конфликтам, с целью сокращения времени и транспортных расходов на переброску ВВТ и военного имущества и обеспечение их незамедлительного применения в случае необходимости. Предусматривается также модернизация складов;
  • повышение боевых возможностей ВС стран–союзниц, в том числе стран, не являющихся членами НАТО, таких как Грузия, Молдавия и Украина. Выделяются средства на поддержание их боеготовности и участия в учениях НАТО. Кроме того, для обеспечения территориальной целостности данных государств предусмотрено содействие в охране границ, слежении за воздушным и морским пространством.

Финансирование программы «Оказание поддержки Европе» начато по бюджету на 2015 год В 2017 году ассигнования на программу существенно увеличены – до 3,4 млрд долл., что в 4,3 раза превышает показатель 2016 года и в 3,5 раза – 2015. Возрастут ассигнования по всем направлениям финансирования и в наибольшей мере (на 1,8 млрд долл.; в 32,9 раза) на увеличение объемов и возможностей заблаговременного складирования оборудования и войсковых запасов США в Европе и на расширение присутствия ВС США в Европе (на 0,5 млрд долл.; в 2 раза).

 

На увеличение объемов и возможностей заблаговременного складирования ВВТ оборудования и войсковых запасов США в Европе.  В 2017 году планируется направить на эти цели 1,9 млрд долл. (55,7% всех средств по программе). На расширения присутствия американских ВС в Европе выделено свыше 1 млрд долл. (30,7%). Доли остальных направлений финансирования находятся в пределах 3 – 6%.

В распределении ассигнований по программе по видам ВС лидируют СВ. В 2017 году сухопутным войскам направляется свыше млрд долл. (их доля – 82,6%). За год ассигнования СВ по данной программе увеличатся в 5,6 раза. Наибольшие суммы предназначены механизированной бригаде СВ США на увеличение контингента, авиационную и тактическую поддержку (507,2 млн. долл.). На ротацию подразделений армейской авиации выделяется 58,6 млн. долл.; пополнение резервов на случай вооруженных действий в регионе – 46,8 млн. долл.; выплаты дополнительно привлеченным из резерв военнослужащим – 109,5 млн. долл.; проведение информационно-психологических операций с задействованием средств массовой информации – 5 млн. долл.; закупки боеприпасов – 213 млн. долл., ракет – 96 млн. долл., бронетанковой техники и Специальных машин – 131 млн. долл.

Военно-воздушным силам будет ассигновано 388,7 млн. долл. (11,4% всех средств по программе), в том числе 130 млн. долл. на тренировочные полеты и обеспечение боеготовности 493-ей авиационной эскадрильи; 35 млн. долл. – на расширение присутствия в странах региона для противодействия политике России; 15 млн. долл. – на воздушное патрулирование границ НАТО; 22 млн. долл. – на поддержку стран Восточной Европы и Прибалтики; 19,8 млн. долл. – на улучшение инфраструктуры для ротации истребителей пятого поколения на базе в Германии, 2 млн. долл. – на повышение возможностей авиационной группировки; 4 млн. долл. – на проведение учебных полетов с румынскими и болгарскими ВВС; 0,2 млн. долл. – на ведение разведки.

Военно-морским силам планируется выделить 86,3 млн. долл., включая около 5 млн. долл., на финансирование совместных учений США и стран–союзниц на Черном море; 2,5 млн. долл. – на закупку и техническое обслуживание радиоэлектронных комплексов обнаружения подводных лодок.

Корпус морской пехоты получит 17,9 млн. долл. на ротацию, обучение и расширение участия в учениях с союзниками, в т.ч. со странами НАТО; 25 млн. долл. – на улучшение тылового обеспечения. Контингент морской пехоты базируется в центре подготовки в Ново Село (Болгария), а также в Македонии и Румынии.

Кроме того, планируется ассигновать 40,6 млн. долл. на повышение возможностей разведки в регионе (в т.ч. космической разведки и киберопераций); 28,5 млн. долл. – на увеличение численности сил специальных операций; 20 млн. долл. – на обеспечение сбора и анализа информации с целью предупреждения о возможных угрозах, анализа военной активности России и информационного обеспечения сил, участвующих в учениях. На поддержку систем обмена данными между США и странами Центральной и Восточной Европы предназначено 8,5 млн. долл.; в частности, финансируется система обмена информацией между США и Украиной «Майдан», цель которой – поддержка совместных учений и быстрое оповещение в случае военного конфликта

 

Согласно бюджетной классификации, в 2017 году основные средства по программе выделяются по статье «Боевая подготовка и МТС войск» – 1,8 млрд долл. (53,5%). Значительные объемы ассигнований предусмотрены по статье «Закупки BBT» – 1,2 млрд долл. (34,1%) В 2015 – 2017 годах ассигнования по данной статье либо не выделялись, либо не превышали 0,6 млн. долл. Довольно крупные суммы проходят также по статьям «Содержание военнослужащих» (265 млн. долл.; 7,7%) и «Строительство военных объектов» (114 млн. долл. 3,3%)

 

Реализация задач строительства ВС США осуществляется в условиях финансовых ограничений. Поэтому ассигнования по военному бюджету США, достигнув максимума в 2010 году (695,7 млрд долл.) в последующие пять лет снижались и в 2015 году были меньше, чем 2012 году на 83 млрд долл. или на 12,2% (в постоянных ценах 15,8%). Особенно значительно ассигнования по военному бюджету США уменьшились в 2013 году в связи с секвестированием бюджета: за год на 71,2 млрд долл. или на 10,4% (табл. 1.9). В 2016–2017 годах возобновился рост военных ассигнований. В 2017 объем средств на военные цели составит, оценочно, 619,5 млрд долл., что на 21,1 млрд долл. (3,5%) больше, чем в 2015 году.

Ассигнования по проекту военного бюджета на 2017 год превысят объем финансирования в 2016 году на 4,1 млрд долл. или на 0,7%. Однако в постоянных ценах они снизятся на 1,2%.

Официальный прогноз традиционно предусматривает сокращение военных ассигнований в следующем году, и затем их увеличение.

В 2021 году ассигнования по военному бюджету оцениваются в 623,9 млрд долл., что выше уровня 2017 года на 4,4 млрд долл. (0,7%), но на 57,5 млрд долл. (8,4%) меньше чем в 2012 году.

Большое влияние на общие объемы финансирования по военному бюджету оказывает значительное уменьшение целевых средств на операции ВС США в передовых зонах и мероприятия по борьбе с терроризмом за рубежом (здесь и далее – ассигнования на чрезвычайные цели). Рост ассигнований на чрезвычайные цели начался в 2003 году в связи с военными действиями в Афганистане и Ираке. Ассигнования на чрезвычайные цели достигли максимума в 2008 году – 186,9 млрд долл. (рис. 1.4). В последующие три года они находились на уровне 146 – 162 млрд долл. В 2012 – 2016 годах отмечается их устойчивое снижение – до 58,6 млрд долл.

 В проекте военного бюджета на 2017 год ассигнования на чрезвычайные цели определены в 58,8 млрд долл., что на 0,2 млрд долл. больше, чем в 2016 году. Эти средства предназначены для финансирования борьбы с террористическими группировками (ИГИЛ), деятельности вооруженных сил США в Афганистане и Ираке, поддержки союзников в Европе и противодействия политике России.

Наибольшая доля ассигнований на чрезвычайные цели в военном бюджете составляла 26,8% (в 2008 году). В 2017 году она оценивается в 9,5%. Прогноз на 2018 – 2021 годы исходит из оценок ассигнований на чрезвычайные цели в размере 11 млрд долл. в год, что составит 1,8 – 1,9% всех ассигнований по военному бюджету. В проекте бюджета на 2016 год ассигнования на чрезвычайные цели в период 2018 – 2020 годов прогнозировались в размере 27 млрд долл. в год (4,4% всех ассигнований). При этом первоначальные оценки ассигнований на чрезвычайные цели в 2016 году были скорректированы в сторону повышения (увеличение на 7,9 млрд долл. или на 15,5%).

Учитывая военно-политические цели США, вполне вероятно, что ассигнования на чрезвычайные цели в 2017 году и в перспективе до 2021 года будут также увеличены. Это приведет к повышению общих объемов военного бюджета по сравнению с первоначально прогнозируемыми показателями.

В отличие от финансирования чрезвычайных программ, ассигнования по «базовому» военному бюджету, исключающие эти средства и предназначенные непосредственно для реализации планов строительства ВС США, в целом за период 2012–2017 годов снизятся незначительно – на 5,6 млрд долл. или на 1%. При этом в 2015 – 2017 годах они увеличатся на 25,3 млрд долл. (4,7%) (табл. 1.10, рис. 1.5). В 2018 – 2021 годах прогнозируется устойчивый рост «базового» бюджета. В 2021 году он оценивается в 612,9 млрд долл., что на 52,2 млрд долл. (9,3%) больше, чем в 2017 году. Уровень 2012 года будет превышен на 46,6 млрд долл. (8,2%).

 Расходы по военному бюджету США в 2017 году оцениваются в 617,0 млрд долл., что на 12,5 млрд долл. или на 2,1% больше, чем в 2016 году (в постоянных ценах прирост на 0,1%) (см. табл. 1.9). Прирост расходов наблюдается и в 2016 году – на 2,1%. Однако величина расходов по военному бюджету в 2017 году на 60,9 млрд долл. (9%) ниже, чем в 2012 году, когда отмечался наивысший показатель (677,9 млрд долл.).

В рамках рассматриваемого периода в 2013 году имело место превышения величины расходов по военному бюджету над ассигнованиями – на 23,2 млрд долл. (3,8%). Это было связано с тем, что секвестирование ассигнований не повлияло в полной мере на объем расходов в данном году в связи с многолетними сроками реализации ассигнований в расходах.

Сокращение расходов по военному бюджету обусловило снижение уровня милитаризации экономики и государственных финансов США. Доля военных расходов в ВВП США в 2017 году сократится, оценочно, до 3,2% по сравнению с 4,2% в 2012 году.  Доля военных расходов в федеральном бюджете уменьшится в этот же период с 19,2 до 14,9%. Согласно официальному прогнозу, в 2021 году доля военных расходов в ВВП снизится до 2,6%, в федеральном бюджете – до 12,0%.

Однако в случае выделения дополнительных ассигнований на чрезвычайные цели общая сумма расходов на программу «Национальная оборона» и доля военных расходов в федеральном бюджете, и ВВП США могут быть выше.

  1. II. Структура военного бюджета США

Основным компонентом военного бюджета США является бюджет министерства обороны. В 2017 году его доля оценивается в 95,3% всех ассигнований по программе «Национальная оборона», в то время как доля военных ядерных программ –  в 3,3%, прочих военных программ –  в 1,4%.

В 2000 – 2015 годах ассигнования министерству обороны претерпели существенные изменения. В первые десять лет отмечалась тенденция почти ежегодного значительного увеличения объема финансирования МО. Рекордно высокий показатель был достигнут в 2010 году – 695,7 млрд долл., что на 405,4 млрд долл. или в 2,4 раза превысило уровень 2000 года.

 Затем начался период сокращения ассигнований МО. Минимальное значение отмечалось в 2015 году – 570,9 млрд долл. (уменьшение по сравнению с 2010 годом на 124,8 млрд долл. или на 17,9%). В 2016 году произошло существенное увеличение ассигнований МО –  на 16,2 млрд долл. или на 2,8% по сравнению с предыдущим годом. Проект бюджета на 2017 год также предусматривает расширение объема финансирования МО, но незначительно –  на 3,5 млрд долл. или на 0,6%. В результате в постоянных ценах ассигнования МО снизятся за год на 1,3% (табл. 2.1, 2.2). Ассигнования МО в 2017 году оцениваются в 590,6 млрд долл. Они меньше показателей большинства лет в период 2007 –  2014 годов, однако существенно превышают уровень финансирования МО в 2000 году (на 300,3 млрд долл.; в 2 раза).

Согласно официальному прогнозу, в 2018 – 2020 годах ассигнования МО будут меньше, чем в 2017 году. В то же время в 2021 году они оцениваются в 593,1 млрд долл. (увеличение на 2,5 млрд долл. или на 0,4% по сравнению с 2017 годом). Администрация США традиционно прогнозирует некоторое снижение общей суммы ассигнований министерству обороны в первые три года прогноза. Как правило, это связано с уменьшением оценок средств на чрезвычайные мероприятия. При увеличении этих оценок соответственно возрастает и бюджет МО в целом.

Расходы министерства обороны в 2017 году оцениваются в 586,8 млрд долл., что выше уровня предыдущего года на 10,5 млрд долл. или 1,8% (в реальном исчислении –  сокращение на 0,1%)

Динамика расходов министерства обороны отличается от темпов изменения ассигнований, так как на размер годовых расходов влияет остаток нереализованных ассигнований прошлых лет. Однако за относительно длительный период показатели довольно близки. Так, в целом за период 2012 –  2017 годов расходы МО снизятся на 64,1 млрд долл. или на 9,8%, в то время как ассигнования МО сократятся на 64,8 млрд долл. (9,9%). В отдельные годы, в частности, в 2013 году расходы превышали ассигнования (на 22,6 млрд долл.; 3,9%).

В 2021 году расходы МО планируются в размере 582,0 млрд долл., что меньше показателя 2017 года на 4,8 млрд долл. (0,8%).

Ассигнования на военные ядерные программы, после сокращения в 2013 году до 17,5 млрд долл. в связи с секвестированием бюджета, в последующие годы восстановили и затем превысили уровень 2012 года.

В 2017 году они оцениваются в 20,5 млрд долл., что на 2,5( (0,5 млрд долл.) больше, чем в 2016 году и на 12,0% –  в 2012 год В период до 2021 года в целом ожидается продолжение тенденции расширения объемов финансирования военных ядерных программ. В 2021 году ассигнования на военные ядерные программы прогнозируются в размере 21,1 млрд долл. (прирост к 2017 году на 0,6 млрд долл. или на 2,9%).

В выполнении военных ядерных программ главная роль принадлежит министерству энергетики. В 2017 году доля министерства энергетики в общем объеме финансирования военных ядерных программ составит 94%. Остальные суммы пол; чат министерство труда (5,3%), Инженерные формирования CHL (0,5%) и Совет по безопасности ядерных объектов военного назначения (0,2%).

В период 2012–2017 годов, за исключением 2013 года, ассигнования министерству энергетики на военные ядерные программы ежегодно возрастали. В проекте бюджета на 2017 год они определены в размере 19,3 млрд долл., что на 2,4 млрд долл. или на 14,5% больше, чем в 2012 году. За год ассигнования министерству энергетики увеличатся на 0,5 млрд долл. (2,6%).

По бюджету министерства энергетики наибольшие суммы по военным ядерным программам получает Национальная администрация по ядерной безопасности – 12,9 млрд долл. в 2017 году или 66,9°/ (табл. 2.6, 2.7). По линии этого ведомства финансируются разработки, испытания и производство ядерных боеприпасов, разработки и обслуживание ядерных реакторов для ВМС США, а также деятельность по предотвращению распространения ядерного оружия. Второе место занимают ассигнования на очистку загрязненной территории –  5,4 млрд долл. в 2017 году (27,9%). На различные прочие военные программ министерства энергетики направляется около 1 млрд долл. (5,2%).

 

III. Целевая структура бюджета Министерства обороны США

 

Анализ распределения ассигнований МО по бюджетным статьям показывает, что в 2012 –  2016 годах четко проявлялась тенденция сокращений объема финансирования статей  «Содержание военнослужащих» и «Боевая подготовка и МТО войск»

 

Ассигнования на содержание военнослужащих в целом за период сократились на 12,9 млрд долл. (8,1%), на боевую подготовку и МТО войск –  на 40,4 млрд долл. (14,4%). Ассигнования на закупки ВВТ, после резкого падения в 2013 году (на 20,5 млн. долл.; 17,3%) в условиях секвестирования бюджета, в последующие годы возрастали и в 2016 году несколько превысили уровень 2012 года (на 0,6 млрд долл.). Во многом аналогичная тенденция характерна для ассигнований на НИОКР. Однако их объем в 2016 году не достиг уровня 2012 года (меньше на 2,7 млрд долл.; 3,7%).

Проект бюджета на 2017 год предусматривает продолжение роста ассигнований на НИОКР. За год они увеличатся на 2,8 млрд долл. или на 4%. В результате их величина незначительно превысит показатель 2012 года (на 0,1%). Кроме того, в 2017 году, в отличие от предыдущих лет, запланировано расширение объема финансирования статей «Содержание военнослужащих» и «Боевая подготовка и МТО войск». Ассигнования на содержание военнослужащих, оценочно, увеличатся за год на 1 млрд долл. (0,7%), на боевую подготовку МТО –  на 6,4 млрд долл. (2,6%). Вместе с тем величина ассигнования на эти цели будет заметно ниже уровня 2012 года (на 7,5 и 12,2% се ответственно).

В 2017 году, согласно бюджетной заявке, существенно изменится объем финансирования статьи «Закупки ВВТ». За год ассигнования сократятся на 6,7 млрд долл. (на 5,6%) и в итоге будут меньше чем в 2012 году на 5,2%.

Ассигнования на строительство военных объектов заметно колеблются по годам и в целом за период снизятся в 1,8 раза, в том числе на 8,7% в 2017 году. Ассигнования на жилищное обеспечение 2017 году остаются на уровне предыдущего года, но будут меньше чем в 2012 году на 23,5%.

Различия в динамике ассигнований по бюджетным статья определили изменения целевой структуры бюджета МО В целом за период 2012–2017 годов они не являются значительными. Несколько возросли доли ассигнований на закупки ВВ НИОКР и содержание военнослужащих при небольшом снижен! доли статьи «Боевая подготовка и МТО войск» и доли ассигнован! на строительство военных объектов.

На первом месте неизменно находятся ассигнования на боевую подготовку и МТО войск (42,5% в 2017 году), на втором –  статья «Содержание военнослужащих» (24,9%). Далее следуют ассигнования н закупки ВВТ (19%). Для бюджета МО характерна также высокая доля ассигнований на НИОКР (12,2%). Всего ассигнования на техническое оснащение ВС (закупки ВВТ и НИОКР) оцениваются в 2017 году 31,2% бюджета МО. Доля НИОКР в общих ассигнованиях на техническое оснащение составляет 39,1%.

В постоянных ценах ассигнования по статьям НИОКР и «Боевая подготовка и МТО войск» увеличатся в 2017 году на 2,1 и 0,7% соответственно, а по остальным статьям ожидается их сокращение (см. табл. 3.2 ). Реальный объем финансирования по статье «Закута ВВТ» снизится за год на 7,4%, «Строительство военных объектов» – на 11,1%, «Содержание военнослужащих» – на 1,2%.

Общие показатели финансирования бюджетных статей складываются из ассигнований по основной бюджетной заявке (по «базовому» бюджету) и средств на чрезвычайные цели (табл. 3.3).

В 2017 году на чрезвычайные цели намечено выделить 58,8 млрд долл., что составляет 10% бюджета МО. Основной объем ассигнований на чрезвычайные цели относится к бюджетной статье «Боевая подготовка и МТО войск» – 45 млрд долл. (76,6%). Средства на чрезвычайные цели по бюджетной статье «Закупки ВВТ» оцениваются 9,5 млрд долл. (16,2%), «Содержание военнослужащих» –  в 3,6 млрд долл. (6,1%). По другим статьям чрезвычайные ассигнования не предусмотрены или невелики. Наибольшая доля средств на чрезвычайные цели характерна для статьи «Боевая подготовка и МТО войск» – 17,9%. По статье «Закупки ВВТ» она составляет 8,5%, «Содержание военнослужащих» – 2,4%.

2017 году ассигнования по статье «Боевая подготовка и войск» (с учетом средств на чрезвычайные цели) определены 251,8 млрд долл. Выделяемые по статье ассигнования предназначены для финансирования текущей деятельности министерства обороны, том числе боевой и профессиональной подготовки личного состава, его медицинского и культурно-бытового обеспечения, содержания гражданских служащих, ремонта и технического обслуживание и недвижимого имущества, транспортировки и складирования грузов закупки ГСМ, другой продукции военного назначения кратковременного пользования.

В 2017 году ассигнования по данной статье увеличены каждому виду вооруженных сил и в наибольшей мере сухопутным войскам. Ассигнования СВ возрастут за год на 3 млрд долл. (5,4%), ВВС 1,9 млрд. долл. (3,5%), ВМС – на 0,4 млрд долл. (1,4%). В результате несколько повысятся доли сухопутных войск и ВВС при небольшом снижении доли ВМС. В 2017 году СВ предназначено 58,8 млрд. долл. (23,4% всех ассигнований по статье), ВВС – 56,9 млрд. долл. (22,6%), ВМС – 54,7 млрд. долл. (21,7%). Таким образом, ассигнования по видам вооруженных сил распределяются довольно равномерно.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проект федерального бюджета США на 2017 год формировался условиях стабильных, но относительно невысоких темпов реального прироста ВВП: 2,2% в среднем в 2012 – 2016 годах и 2,6%, оценочно в 2017 году. Прогноз темпов экономического развития скорректирован в сторону уменьшения. Вместе с тем темпы инфляции невысокие (в среднем 1,5%), отмечается существенное снижение уровня безработицы (оценочно, до 4,5% в 2017 году).

Экономический рост, налоговые и другие меры способствовали увеличению доходов федерального бюджета. В 2017 году ожидается их прирост на 9,2% (до 3,6 трлн долл.). Однако финансовое положение США остается сложным. В 2016 году, после значительного снижения в предыдущие три года, существенно увеличился бюджетный дефицит. Дефицит федерального бюджета в 2017 году оценивается б 503,5 млрд долл. В то же время его доля от ВВП в период 2012 – 2017 годов снижается с 6,7% до 2,6%. Бюджетный дефицит обусловливает увеличение федерального долга. Так, совокупный федеральный долг в 2017 году оценивается в 20,1 трлн. долл. (103,3% от ВВП). В последующие годы, согласно прогнозу, его уменьшение маловероятно и долг по-прежнему будет превышать ВВП.

Для недопущения повторения секвестра, имевшего место в 2013 году, принимаются различные меры ограничения роста федеральных расходов. При этом по приоритетным программам обеспечивается финансирование в требуемом объеме за счет экономии по менее значимым программам. К приоритетным направлениям финансирования по гражданскому разделу федерального бюджета в последние годы относятся НИОКР, образование, высокотехнологичное промышленное производство, возобновляемая «чистая» энергетика и энергосберегающие технологии, современная транспортная инфраструктура.

Стратегическими приоритетами по военному бюджету считаются борьба с терроризмом; обеспечение национальных интересов США в Азиатско-Тихоокеанском регионе путем наращивания военного присутствия в регионе и укрепления военного сотрудничества; обеспечение ядерного сдерживания и безопасности космического и кибернетического пространства; противодействие политике России и усиление военного присутствия США вблизи границ РФ.

В рамках общей задачи борьбы с терроризмом создано четыре специализированных фонда с суммарным объемом финансирования в 2017 году в 5,3 млрд долл.: Фонд партнерства в борьбе с терроризмом; Фонд обучения и оснащения сил Ирака; Фонд обучения и оснащения сил оппозиции в Сирии; Фонд сил безопасности Афганистана.

Для обеспечения ядерного сдерживания на высоком уровне поддерживается ядерный арсенал США, продолжается модернизация триады стратегических наступательных сил, активно реализуется программа развития системы ПРО, предусмотрен существенный рост ассигнований (до 6,7 млрд долл.).

Особое внимание уделяется финансированию специальных мер противодействия «агрессивной»  политике России (ассигнования в 2017 году – около 1 млрд долл.) и реализации программы «Оказание поддержки Европе», направленной на расширение присутствия ВС США в регионе, проведение дополнительных военных учений, модернизацию военной инфраструктуры, наращивание и возможностей заблаговременного складирования ВВТ и войсковых запасов США в Европе. В 2017 году ассигнования на программу возрастут в 4,3 раза –  до 3,4 млрд долл.

Для решения всех поставленных военных задач, в 2016 –  2017 годах, несмотря на финансовые проблемы, предусмотрен рост ассигнований по военному бюджету. В 2017 году они определены в 619,5 млрд долл., что на 21,1 млрд долл. или 3,5% больше, чем в 2015 году. В предыдущие пять лет ассигнования по военному бюджету неуклонно снижались. Расходы по военному бюджету США в 2017 году оцениваются в 617 млрд долл., что на 27,4 млрд долл. (4,6%) превышает показатель 2015 года. В то же время в связи с экономическим ростом отмечается снижение доли военных расходов в ВВП до 3,2% по сравнению с 4,2% в 2012 году.

Основным компонентом военного бюджета (свыше 95%) является бюджет министерства обороны. Согласно проекту бюджета на 2017 год, ассигнования МО составят 590,6 млрд долл., на военные ядерные программы – 20,5 млрд долл., прочие военные программы –  8,4 млрд долл.

Ассигнования МО в 2017 году возрастут за год на 3,5 млрд долл. (0,6%). Несмотря на сокращения в 2011 –  2015 годах, объем финансирования МО в 2017 году в два раза (на 300,3 млрд долл.) превышает уровень 2000 года.

В распределении ассигнований МО по бюджетным статьям в 2012–2016 годах четко наблюдалась тенденция сокращения объемов финансирования статей «Содержание военнослужащих» и «Боевая подготовка и МТО войск». В 2017 году предусмотрено увеличение ассигнований на эти статьи, особенно на боевую подготовку и МТО войск (на 6,4 млрд долл., 2,6%). В то же время величина этих ассигнований уступает уровню 2012 года на 8 – 12%. В 2017 году заметно возросли ассигнования на НИОКР (на 4%); в результате они несколько превысили показатель 2012 года (начала рассматриваемого периода). Объем финансирования закупок ВВТ существенно колебался по годам и в 2016 году восстановил уровень 2012 года. Однако в 2017 году предусмотрено снижение ассигнований на закупки ВВТ на 5,6%.

Различия в динамике ассигнований по бюджетным статьям определили изменения в целевой структуре бюджета МО. В целом за период 2012 –  2017 годов они не являются значительными. На первом месте неизменно находятся ассигнования на боевую подготовку и МТО войск (42,5% в 2017 году), на втором – статья «Содержание военнослужащих». Далее следуют ассигнования на закупки ВВТ (19%). Для бюджета МО характерна также высокая доля ассигнований на НИОКР (12,2%). Всего ассигнования на техническое оснащение ВС (закупки ВВТ и НИОКР) оцениваются в 2017 году в 31,2% бюджета МО. Доля НИОКР в общих ассигнованиях на техническое оснащение составляет 39,1%.

В 2017 году ассигнования на статью  «Боевая подготовка и МТО войск» определены в 251,8 млрд долл. Основная их часть (83%) выделяется непосредственно видам ВС и Управлениям МО (209 млрд долл.). Эти ассигнования предназначены для оперативной деятельности частей и подразделений (133 млрд долл.), мобилизационной подготовки (11 млрд долл.), подготовки и набора личного состава (11,5 млрд долл.), а также общего обеспечения и управленческой деятельности (53,5 млрд долл.).

Ассигнования на оперативную деятельность частей и подразделений обеспечивают установленные высокие нормативы боевой подготовки ВС. Важное место занимают ассигнования на ремонт ВВТ (31,2 млрд долл.) и закупку топлива (8,5 млрд долл.). Значительные суммы направляются на содержание и обслуживание военных баз (30,9 млрд долл.), которые обеспечивают поддержание их инфраструктуры в надлежащем состоянии, охрану территории и оплату коммунальных услуг. Кроме того, учтены средства на различные социальные программы для военнослужащих (4,3 млрд долл.), в том числе по организации досуга и отдыха. Практикуется также субсидирование военных продуктовых магазинов и предоставление льгот системе военных универсальных торговых центров.

Значительные суммы идут на программы общего характера, прежде всего, на медицинское обеспечение военнослужащих (33,7 млрд долл.). Медицинское обслуживание проводится в военно-медицинских учреждениях и в медицинских учреждениях частного лектора, включая не только оказание медицинской помощи, но и предоставление фармацевтических и стоматологических услуг. Общее количество военнослужащих, военных пенсионеров и членов их селей, имеющих право на медицинское обслуживание за счет министерства обороны, превышает 9,4 млн. чел. В системе министерства обороны функционируют 55 госпиталей, 360 клиник и 249 стоматологических центров.

Кроме того, финансируются мероприятия по охране окружающей среды (1 млрд долл.), выполнение программ «Предотвращение распространения наркотиков» (0,8 млрд долл.) и «Сокращение угрозы применения оружия массового поражения» (0,3 млрд долл.), взносы в четыре фонда антитеррористической направленности. В показатели статьи «Боевая подготовка и МТО войск» (без выделения в самостоятельное направление) включены ассигнования на содержание основной части гражданских служащих МО, занятых в этой сфере 53,5 млрд долл.). В 2017 году численность гражданских служащих VIO оценивается в 738 тыс. чел. Проводится оптимизация структуры гражданского персонала путем перераспределения по специальностям я видам деятельности. Растет потребность в гражданских специалистах по кибероперациям, техническому обслуживанию кораблей, аудиту и ряду других. Принимаются меры по привлечению и удержанию высококвалифицированных кадров, в первую очередь путем обеспечения достаточного уровня оплаты труда гражданских специалистов.

Ассигнования, выделяемые на содержание военнослужащих (146,4 млрд долл.), позволяют в 2017 году поднять оклады военнослужащих на 1,6%, что несколько ниже темпа инфляции. Однако в предыдущие годы оклады военнослужащих росли более высокими темпами, чем инфляция, и в настоящее время с учетом основных надбавок превышают заработную плату специалистов частного сектора. Наибольшую часть средств по статье (67%) составляет денежное довольствие военнослужащих, которое помимо ежемесячного оклада включает различные дополнительные выплаты (33,2 млрд долл.; всего денежного довольствия). Среди дополнительных выплат выделяются основные надбавки — квартирная и продовольственная (22,9 млрд долл. и 4,8 млрд долл. соответственно). Остальные средства идут на поощрительные (0,8 млрд долл.) и специальные выплаты (2,2 млрд долл.), а также пособия (2,5 млрд долл.). Предусмотрено 12 видов поощрительных выплат (за риск, службу в районах боевых действий, в опасных и неблагоприятных районах и др.). Они осуществляются ежемесячно и составляют по каждой категории выплат 150 до 250 долл. Специальные выплаты служат средством привлечения, стимулирования повышения квалификации и удержания на военной службе необходимого числа высококвалифицированных кадров. Насчитывается более 50 различных специальных выплат (за продление контракта по определенным специальностям, особые навыки, особую ответственность и др.). Выплаты производятся в месяц, в год или за весь срок контракта. Пособия включают различные выплаты, компенсирующие разницу в уровне жизни на территории США, проживание в отрыве от семьи и другие.

Продолжаются изменения организационной структуры ВС, являющиеся, в частности, в уменьшении численности сухопутных войск (за год на 15 тыс. чел.; 3,2%) и ВМС (на 4,4 тыс. чел.; 1,3%). Численность ВВС и корпуса морской пехоты останется на уровне 2016 года. Общая численность ВС США составит 2 083,1 тыс. чел., в том числе: регулярные силы – 1281,9 тыс. чел., Национальная гвардия –  440,7 тыс. чел., резерв –  360,5 тыс. чел.

Ассигнования на закупки ВВТ в 2017 году определен 112,2 млрд долл. Реализуются 79 основных программ приобретения новых систем оружия (общая стоимость – свыше 1,4 трлн долл.). Наиболее дорогостоящими программами приобретения ВВТ являются: истребители F-35 «Лайтнинг II» (340 млрд долл.), эсминцы УРО типа «Берк» (115,2 млрд долл.), многоцелевые ПЛА типа «Виргиния» (91,1 млрд долл.), ракеты-носители EELV (60,5 млрд долл.), военно-транспортные самолеты V-22 «Оспрей» (61,9 млрд долл.), баллистические ракеты подводных лодок «Трайдент II» (57,8 млрд долл.) самолеты-заправщики КС-46А (43,5 млрд долл.), атомные многоцелевые авианосцы типа «Джеральд Форд» (36,4 млрд долл.), базе патрульные самолеты Р-8А «Посейдон» (33,3 млрд долл.), многоцелевые вертолеты UH-60 «Блэк Хок» (26,3 млрд долл.), тактические ракеты класса «воздух – воздух» «АМРААМ» (25,1 млрд долл.).

В 2017 году к приоритетным программам финансирования закупок относятся истребители F-35 «Лайтнинг II» (63 ед.), самолеты-заправщики КС-46А (15 ед.), базовые патрульные самолеты Р-8А «Посейдон» (11 ед.), военно-транспортные самолеты V-22 «Оспрей»(16 ед.) и C-130J «Геркулес» (14 ед.), самолеты ДРЛО E-2D «Усовершенствованный Хокай» (6 ед.); вертолеты огневой поддержки АН-64 «Апач Лонгбоу» (52 ед.), многоцелевые вертолеты «Блэк Хок» (36 ед.), вертолеты UH-1Y/AH-1Z (24 ед.), транспортно-десантные вертолеты СН-47 «Чинук» (22 ед.); БЛА MQ-9 «Рипер» (24 ед.), MQ-4 «Тритон» (2 ед.); ракеты-носители EELV (5 ед.), ПТУР большой дальности «Хеллфайер» (5846 ед.), тактические ракеты класса «воздух – воздух» «АМРААМ» (419 ед.), ракеты класса «воздух – поверхность» JASSM (360 ед.), противоракеты дальнего действия «Стандарт миссайл-3» (85 ед.) и малой дальности РАС-3 для ЗРК «Патриот», ЗУР большой дальности «Стандарт миссайл-6» (125 ед.); управляемые авиационные бомбы JDAM (33443 ед.), управляемые авиационные бомбы типа SDB (4 507 ед.); многоцелевые ПЛА типа «Виргиния» (2 ед.), атомные многоцелевые авианосцы типа «Джеральд Форд», эсминцы УРО типа «Берк» (2 ед.), корабли прибрежной морской зоны типа LCS (2 ед.) и десантно-вертолетные корабли-доки типа «Сан-Антонио» (1 ед.); средства связи, управления и разведки, в том числе система связи оперативно-тактического звена WIN-T, многофункциональная система управления оружием «Иджис» (35 комплектов) и другие.

В условиях бюджетных ограничений были внесены коррективы в основные программы приобретения, в том числе путем сокращения количества закупаемых образцов и пролонгации сроков выполнения программ. Возросло внимание к модернизации ВВТ. К приоритетным программам финансирования модернизации ВВТ отнесены БРПЛ «Трайдент II», ББМ «Страйкер», танки Ml «Абрамс» и спутниковые системы связи AEHF. В рамках программы модернизации реализуется капитальный ремонт атомных многоцелевых авианосцев типа «Нимитц».

Ассигнования на НИОКР в 2017 году составят, согласно бюджетной заявке, 72,1 млрд долл. Особое внимание, с целью сохранения превосходства США в военных технологиях, уделено созданию ВВТ нового поколения. К приоритетным направлениям НИОКР отнесены разработки перспективного стратегического бомбардировщика LRS, системы обеспечения перехвата баллистических целей на среднем участке траектории полета, атомной ракетной подводной лодки по программе замены ПЛАРБ типа «Огайо», космической системы навигационного обеспечения GPS III, военно-транспортного вертолета VH-92A для высшего военно-политического руководства государства, противокорабельной ракеты  большой дальности LRASM, многоцелевой боевой бронированной машины по программе AMPV, плавающего гусеничного БТР по программе АСV, поисково-спасательного вертолета CRH и ряда других.

Среди программ НИОКР по модернизации образцов, состоящих на вооружении, выделяются: истребители F-35 «Лайтнинг II», «Игл» и F-22 «Рэптор», самолеты-заправщики КС-46А, само ДРЛО E-2D «Усовершенствованный Хокай»; вертолеты СН-53К «Супер Стэльен», стратегические разведывательные БЛА RQ-4 «Глобл Хок», многофункциональная система управления оружием «Иджис», спутниковая система связи AEHF, спутниковая система обнаружения пусков баллистических ракет «Сбирс», ракеты-носители EELV, противоракеты «ТХААД», многоцелевые ПЛА типа «Виргиния» и другие.

Довольно значительная часть ассигнований на закупки В НИОКР проходит по секретным программам – свыше 38 млрд долл. в 2017 году, в том числе 20 млрд долл. – по статьям закупок В 18 млрд долл. – НИОКР. Доля секретных программ составляет 18% и  25% соответственно. Основным получателем ассигнований по секретным программам являются ВВС: 97% секретных ассигнованиям закупки ВВТ и 73% – НИОКР. По НИОКР существенна также доля Управлений МО (20%).

На строительство военных объектов в 2017 году выдел 6,3 млрд долл., жилищное обеспечение – 1,3 млрд долл.

Для организационной структуры бюджета МО в 2017 году характерны примерно равные доли ВВС и ВМС (около 28%) при некотором отставании доли СВ (24%) и неклассифицированных ассигнований (20%). Во многом такие пропорции стали результатом сокращения доли СВ (с 29% в 2012 году). Ассигнования ВВС в целом за период несколько увеличились (на 1,6%), а ВМС уменьшили 4,9%. В 2017 году предусмотрен рост ассигнований ВВС и СВ (на 1–3%) при снижении объема финансирования ВМС (на 2%). В 2017 ассигнования ВВС оцениваются в 166,5 млрд долл., ВМС 164,6 млрд долл., СВ – в 143,5 млрд долл.

Целевая структура бюджета всех видов ВС довольно устойчива. В целом за период 2012–2017 годов ассигнования СВ и ВК каждую бюджетную статью сократились. В то же время по бюджету ВВС несколько возросли ассигнования на закупки ВВТ и НИОКР.

В 2017 году по сравнению с предыдущим годом сократились ассигнования на закупки ВВТ по бюджетам всех видов ВС. Однако объем финансирования превышает уровень 2015 года. За два года по бюджету СВ возрастут ассигнования на закупки ракетного оружия, боеприпасов, артиллерийско-стрелкового вооружения и прочей техники (на 28 – 74%); ВВС – авиационной техники (на 18%), боеприпасов (в 2,5 раза) и космической техники; ВМС – кораблей и судов (на 15%), вооружения и военной техники КМП (55%).

В целом целевая структура бюджетов видов ВС существенно различается. Наибольшая доля ассигнований на содержание военнослужащих, боевую подготовку и МТО войск отмечается по СВ. С другой стороны, в бюджетах ВВС и ВМС явно выше доля ассигнований на закупки ВВТ и НИОКР.

Объем финансирования военных ядерных программ в 2017 году оценивается в 20,5 млрд долл., что на 12% превышает уровень 2012 года (прирост за год на 2,5%). В выполнении военных ядерных программ главная роль принадлежит министерству энергетики (19,3 млрд долл.; 94% в 2017 году). Приоритет в финансировании имеет программа «Разработки, испытания и производство ядерных боеприпасов». В 2012 – 2017 годах ассигнования на эту программу возросли на 28,1%, в том числе за год на 4,5% и превысили 9,2 млрд долл. Их доля в ассигнованиях министерству энергетики на военные ядерные программы увеличилась с 43 до 48%. Выделяются средства на улучшение условий хранения ядерных боеприпасов, разработки технологий их проверки и демонтажа, поддержание в готовности производственной базы выпуска ядерных боеприпасов и другие цели. Значительно увеличились также ассигнования на разработки и обслуживание ядерных реакторов для ВМС США (до 1,4 млрд долл.; на 31,5% по сравнению с 2012 годом). На деятельность по предотвращению распространения ядерного оружия в 2017 году выделяется 1,8 млрд долл., очистку загрязненных территорий – 5,5 млрд долл.

Среди прочих военных программ наибольшие средства предназначены для контрразведывательной деятельности ФБР за рубежом (5 млрд долл.) и финансирования Управления защиты инфраструктуры и информационной безопасности министерства внутренней безопасности (1,5 млрд долл.). Кроме того, по военному бюджету проходят отчисления в пенсионный фонд ЦРУ и ассигнования на содержание координационного комитета разведсообщества (по 0,5 млрд долл.) и ряд других.

В целом военный бюджет США обеспечивает повышение уровня боеготовности и технической оснащенности вооруженных сил США, улучшение материального положения, медицинского, жилищного других видов обеспечения военнослужащих, а также решение задач по борьбе с международным терроризмом.

Доктор экономических наук, профессор, старший преподаватель кафедры Государственного управления и национальной безопасности ВАГШ Вооруженных Сил Российской Федерации, А.М. Никонов

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ