ПОДЕЛИТЬСЯ

На фоне наблюдаемого в настоящее время обострения во взаимоотношениях между Россией и странами НАТО (прежде всего США) практически единственным «светлым» пятном международной дипломатии в части усилий по повышению международной безопасности является достигнутое в прошлом году соглашение по «ядерной проблеме Ирана».

Напомним, что уже более года назад, 14 июля 2015 г., Иран и «шестерка» международных посредников (пять постоянных членов СБ ООН и Германия) согласовали положения Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе. 20 июля 2015 г. Совет безопасности ООН принял резолюцию в поддержку этого документа.

Суть соглашений состоит в следующем: Иран должен будет избавиться от 98% своих запасов обогащенного урана: страна обязуется в течение 15 лет иметь в распоряжении не более 300 кг обогащенного до 3,67% урана. Высокообогащенны й уран и оружейный плутоний, необходимые для создания ядерного оружия Тегеран производить не будет. Завод по обогащению урана будет перепрофилирован в технологический центр. Кроме этого, исключительно в мирных целях будет использоваться ядерный комплекс в Иране. При этом, все отработанное топливо будет вывозиться оттуда за пределы Ирана в течение всего времени действия реактора. Эксперты МАГАТЭ будут регулярно проводить мониторинг ядерных объектов в течение 25 лет.

Заключение соглашения с Ираном вызвало широкий резонанс среди ведущих мировых политиков. Практически все ведущие мировые лидеры так или иначе высказались по данному вопросу.

Заявления западных политиков фактически свелись к констатации факта успешного завершения большой и тяжелой работы (переговоры по ядерной программе Ирана длились в общей сложности более 10 лет).

Так, госсекретарь США Джон Керри назвал соглашение с Ираном хорошей сделкой. «Это хорошая сделка, которой мы добивались», — заявил глава американского внешнеполитическ ого ведомства. По словам Керри, достигнутая договоренность — шаг в сторону от конфликта и распространения ядерного оружия.

Схожие комментарии сделал министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер, отметив, что соглашение по Ирану может стать большим шагом к миру на Ближнем Востоке. «Я надеюсь, что это соглашение будет чем-то большим, нежели всеобъемлющим решением конфликта вокруг иранской ядерной программы, нежели вехой на пути ядерного нераспространени я. Оно может стать первым большим шагом по созданию мирного Ближнего Востока», — сказал он. «Сегодня хороший, возможно, даже исторический день для всех, кто стремится к мирному урегулированию конфликтов… Исторический, потому что мы доказали, что крупные политические конфликты в мире можно урегулировать благодаря диалогу и упорству…» — отметил Штайнмайер.

Комментарии российского руководства, помимо удовлетворения от достигнутого результата, явно свидетельствовал и о том, что для России данный успех – повод надеяться на дальнейшее разрешение острейших мировых проблем путем конструктивного и равноправного диалога.

Так, Президент России Владимир Путин заявил: «Россия будет делать все от нее зависящее, чтобы Венские договоренности в полной мере работали, способствуя укреплению международной и региональной безопасности, глобального режима ядерного нераспространени я, созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения и средств его доставки, мобилизации широкой коалиции в регионе для противодействия террористической угрозе».

Еще одно направление возможного дальнейшего развития достигнутого дипломатами успеха озвучил Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, заявив, что в связи с заключением соглашения по иранской ядерной программе Россия будет ожидать от США реакции в направлении отмены планов по созданию европейского сегмента ПРО. Говоря о достигнутом с Ираном соглашении, Лавров напомнил, что президент США Барак Обама, выступая в 2009 году в Праге сказал, что «если удастся урегулировать иранскую ядерную программу, то задача создания европейского сегмента ПРО отпадет». «Поэтому мы сегодня привлекли внимание наших американских коллег к этому факту, будем ожидать реакции», — подчеркнул наш министр.

Спустя почти полутора лет после оглашения с Ираном уже, наверное, можно подводить некоторые его промежуточные итоги.

Что касается непосредственно договоренностей по ядерной программе Ирана, можно констатировать, что оно успешно реализуется Ираном (многие считают, что даже эффективнее самых смелых ожиданий). В мае 2016 года МАГАТЭ выпустило уже третий отчет, свидетельствующи й об успешном выполнении Ираном своих обязательств. Как следствие – с Ирана была снятая большая часть санкций, связанных с ядерной программой.

Запад также в целом удовлетворен полученным результатом, избавив на некоторое время себя в Ближневосточном регионе от проблемы, которая реально могла уже в ближайшее время потребовать военного вмешательства. Высвободившийся военный потенциал США и союзников в полной мере задействован в других странах региона.

А вот по поводу российских ожиданий можно констатировать полное разочарование. Надежды на совместное мирное урегулирование проблем Ближнего Востока не оправдались. Более того, как мы видим сегодня, ситуация обострилась до предела: впервые за несколько десятилетий появилась вероятность прямого столкновения военных России и США в Сирии.

Еще одним серьезным разочарованием для России стало продолжение развертывания в Европе компонент американской системы ПРО.

Можно констатировать, что все западные рассуждения о возможном пересмотре программы создания ПРО в Европе после исчезновения угрозы со стороны Ирана оказались на деле пустым звуком, что и подтвердил июльский саммит НАТО.

Прошедший в Варшаве с 8 по 9 июля 2016 г. очередной саммит НАТО принял ряд решений в области ПРО, в частности, «решение о начальном уровне операционной готовности системы ЕвроПРО». Данное решение подтвердило начало эксплуатации наземной базы ПРО США вблизи населенного пункта Девеселу (Румыния), в составе которой развернут комплекс ПРО Aegis Ashore с 24 ракетами-перехва тчиками SM-3 модификации 1B. Напомним, что в акватории Средиземного моря уже несут дежурство 4 корабля ПРО США.

Была подтверждена приверженность стран НАТО планам дальнейшего наращивания состава и возможностей Европейского района ПРО США.

В ближайшей перспективе (через 3…5 лет) группировка средств ЕвроПРО будет существенно усилена:

будет создана наземная база ПРО в Польше, в состав которой в перспективе войдут уже гораздо более совершенные ракеты-перехватч ики SM-3 модификации 2А (в мае этого года в Польше состоялась церемония начала строительства комплекса Aegis Ashore, который планируется завершить в 2018 году);

будет наращиваться число кораблей ПРО, в состав которых также будут включены ракеты-перехватч икиSM-3 модификации 2А. Причем местами базирования кораблей ПРО могут быть уже не только «южные» моря, но и Северное море, а также, что особенно неприятно для нас, и Балтийское море;

на территории Европы могут появиться дополнительные комплексы ПРО/ПВО Patriot и THAAD, а также мобильные РЛС передового базирования (известно о переговорах о развертывании комплексов Patriot в Польше). С учетом высокой мобильности данных комплексов и РЛС, их количество и сроки появления в тех или иных районах Европы является труднопрогнозиру емым, однако ясно, что при необходимости США решат данный вопрос достаточно оперативно и исходя только из своих интересов.

Таким образом, в Европе создается достаточно мощная дополнительная военная группировка, причем данный процесс продолжается несмотря на то, что исчезает основной официально заявленный «побудитель» для развертывания ЕвроПРО: гипотетическая иранская угроза.

Пожалуй, единственным положительным для России последствием данной ситуации можно считать достижение полной определенности в вопросе о «направленности или ненаправленности » ЕвроПРО против России.

Можно сказать, что соглашение с Ираном и последующие решения НАТО по ПРО «расставили все точки над i». Возможно, России больше не придется тратить время и дипломатические ресурсы на бесполезные попытки убедить США и НАТО учитывать ее интересы при создании глобальной ПРО.

Россия неоднократно представляла на международном уровне достаточно убедительные аргументы, подтверждающие антироссийскую направленность системы ЕвроПРО. В обобщенном виде аргументы России, часто используемые нашими экспертами и дипломатами, можно свести к следующим тезисам:

несоответствие масштабов развертывания глобальной ПРО США существующим и перспективным угрозам со стороны «третьих» стран;

все средства ПРО, заявляемые США как «безопасные» для ракет РФ, проходят постоянную модернизацию вплоть до придания возможностей перехвата МБР и БРПЛ СЯС России;

глобальный характер ПРО США и постоянное количественное наращивание средств ПРО с учетом реализации концепции «глобального обезоруживающего удара» представляет явную угрозу для боевых возможностей СЯС России в случае ответных действий;

места развертывания средств ПРО передового базирования выбраны для получения дополнительных возможностей ПРО США по нейтрализации российских СЯС;

все последние корректировки планов создания глобальной ПРО США только повышают угрозы для российских СЯС.

Для продвижения своей позиции, Россия проводила достаточно активную деятельность на международной арене: регулярно проводились брифинги и выступления наших представителей (в том числе – из числа военных руководителей); организовывались международные конференции с демонстрацией результатов детального компьютерного моделирования; организовывались публикации в ведущих российских и мировых СМИ и т.д.

Возможно, теперь можно прекратить тратить время и ресурсы на «уговоры» НАТО и сосредоточиться на том, что всегда давало гарантированный положительный результат: на развитии своих СЯС и реализации эффективных ответных мер, что в совокупности позволит сохранить потенциал ядерного сдерживания при любых вариантах развития систем ПРО США и НАТО. Тем более положительный опыт в нашей истории имеется: развертывание в СССР масштабной программы «Противодействие -2000» по созданию средств «анти-ПРО» (так называемый «асимметричный ответ») практически похоронило пресловутую американскую программу «звездных войн» (СОИ).

В этом плане хотелось бы отметить одну серьезную угрозу, возникающую для России и напрямую связанную с созданием группировок ПРО вблизи наших границ (не только в Европе, но и в Азиатско-Тихооке анском регионе), требующей нашего особого внимания.

Речь может идти о следующем.

В соответствии с решением последнего Варшавского саммита НАТО, у границ России создается инфраструктура и базы для развертывания ударных группировок НАТО (для размещения анонсированных в Варшаве многонациональны х боевых батальонных групп). Наличие необходимой инфраструктуры позволит в случае необходимости нарастить натовские батальоны до бригад, имеющих на вооружении ударные средства большой дальности (включая тактическое ядерное оружие). В том числе, в данных базах теоретически могут быть развернуты средства «глобального обезоруживающего удара».

Концепция США «глобального обезоруживающего удара» предусматривает оперативное массированное поражение ключевых объектов противника ударными средствами большой дальности. Понятно, что не отреагировать на данную угрозу Россия не сможет. Реакцией России станет, вероятно, включение данных группировок НАТО в перечень объектов для поражения ракетным оружием большой дальности, включая комплексы «Искандер», а также наземные и морские комплексы СЯС.

Остается надеяться, что для нас не станет неожиданностью, что ударные группировки НАТО у наших границ окажутся под тем самым противоракетным прикрытием, для которого и создаются так называемые группировки ПРО США «передового базирования». Очевидно, не случайно группировки ПРО в Европе и на Дальнем Востоке создаются именно там, где мы можем ожидать развертывания ударных группировок США и их союзников. Перспективные ракеты-перехватч ики ЕвроПРО, практически бесполезные при ударе СЯС России в направлении США (на что особо напирали наши западные «партнеры», аргументируя свою позицию о ненаправленности ЕвроПРО против России), становятся тем самым «противоракетным зонтиком», который должен обеспечить безнаказанность действий группировок НАТО у наших границ.

Четкое понимание данной угрозы позволит России своевременно найти и реализовать ответные меры, в том числе – технического характера, делающие наши боеголовки неуязвимыми, в том числе и для передовых группировок ПРО США. Появившаяся на днях информация об успешном испытании Россией стратегического гиперзвукового оружия внушают в данном плане определенный оптимизм.

Хотелось бы отметить еще один момент. Даже в случае принятия нами эффективных мер, обесценивающий противоракетный потенциал баз ПРО у наших границ, данные базы продолжат оставаться неприятной для нас «занозой». Речь может идти о следующем: поняв бесперспективнос ть усилий нейтрализации нашего ответного удара средствами ПРО, США могут пойти на совсем уж авантюрное решение – развертывания в базах ПРО вместо ракет-перехватчи ков дополнительных ударных ракет большой дальности.

Понятно, что открытое размещение таких средств у наших границ для США весьма проблематично, поскольку будет означать полное разрушение всей системы международных Договоров (включая Договор о РСМД) и неизбежно вызовет жесткую ответную реакцию России. Поэтому США могут пойти на скрытное развертывание своих ударных средств в составе баз или кораблей ПРО. Технические предпосылки к этому имеются: универсальные пусковые установки «Мк-41», используемые на корабля ПРО и в составе комплексов Aegis Ashore в Польше и Румынии, могут использоваться не только для запуска ракет-перехватчи ков, но и для крылатых ракеты средней дальности типа «Томахок». В зоне поражения ракет «Томахок», развернутых в базах ПРО в Польше и Румынии и на кораблях ПРО в Балтийском море окажется вся европейская часть России. В зоне поражения крылатых ракет «Томахок», развернутых на кораблях ПРО в Японском море окажутся все базы стратегических подводных лодок Тихоокеанского флота России.

На основе сего вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

во-первых, факт антироссийской направленности Европейского района ПРО США после реализации соглашений по ядерной программе Ирана стал очевидным для всех здравомыслящих сил в Мире. Циничное отрицание данного факта руководством США и НАТО заставляет задумываться о целесообразности продолжения Россией дальнейших честных (с нашей стороны) дискуссий по данному вопросу;

во-вторых, только принятие нами всесторонних эффективных ответных мер политического, военного, технического характера позволит России нейтрализовать все возможные угрозы, возникающие в результате развертывания баз ПРО вблизи наших границ (что, в конце концов, может сподвигнуть США отказаться от своих агрессивных планов).

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ