ПОДЕЛИТЬСЯ

Президент России на пресс-конференции 27 мая в Греции заявил о желании Турции в восстановлении отношений с Россией.  «Мы ждем конкретных шагов со стороны Турции» — сказал Путин.

Президент Турции 31 мая заявил, что действительно Турция хочет восстановления отношений с РФ, но каких конкретных шагов ждет от него Россия, он не понимает. Еще Эрдоган добавил, что он не понимает, как из-за совершенной пилотом ошибки были принесены в жертву отношения между двумя странами.

На первый взгляд мы имеем два равнозначных заявления. Желание обеих государств восстановить отношения. Нахождение обеих государств в сложных геополитических ситуациях. В обоих государствах патриотический дискурс диктует внутриполитическую повестку. Но есть одно но, нас звали в Сирии, а Турцию нет.

Получается все одинаковые вводные можно откинуть, как луковую шелуху, вынести за скобки, очистить. Так же за скобки можно вынести множество взаимных обвинений.

Россия считает, что разрушение отношений с Турцией произошло из-за уничтожения российского самолета и его пилота, Турция же считает, что в разрушении отношений с Россией виновата ошибка пилота. Собственно в этом и есть вся разница. Именно здесь и нарушается красивая русско-турецкая симметрия. Попал ли русский пилот или нет в воздушное пространство Турции, вопрос трудный. В месте, где случилась трагедия, Турецкая граница имеет выступ. Так как самолет летит с высокой скоростью, несколько сотен километров в час, то незначительные расстояния самолетом преодолеваются  за секунды. В 2012 году президент Турции Абдула Гюль говорил по поводу сбитого турецкого истребителя Сирией: «Обычная практика для самолетов пересекать или покидать границы. Из-за сложности контроля самолетов на скоростях, такие вещи случаются». Военные Израиля с ним согласны, они на нарушения российскими самолетами своего воздушного пространства никак не реагировали.  С другой стороны военные Турции, очевидно, ждали возможной ошибки российского пилота, поскольку штурмовик был сбит с воздуха, а с земли с высоким разрешением несколько камер снимали падение самолета. То есть знали, где будет сбит самолет.

Получается на одной стороне уравнения Эрдоган, на другой погибший русский пилот. Российские власти говорят о компенсации за самолет, извинении и компенсации семье погибшего.

На счет компенсации за самолет как раз можно подискутировать, но за смерть человека  дискуссии быть не может.

Спасительный компромисс для Эрдогана кроется именно здесь. Если президент Турции желает восстановить взаимоотношения с Россией, но при этом неуместно извиняться за защиту границ своего государства, то уместно будет извиниться за гибель пилота. Ведь для всех погибший пилот Олег Пешков гораздо важнее, чем самолет.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ